Поиск по этому блогу

суббота, 30 июля 2016 г.

Психологические операции в локальных войнах и конфликтах XX века. ЧАСТЬ 2

Психологические операции в войнах и конфликтахПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ: Психологические операции в локальных войнах и конфликтах XX века. ЧАСТЬ 1

Психологические операции проводятся в первую очередь – в мирное время, - в угрожающий период активизируются и в ходе боевых действий разворачиваются в полной мере.

Объекты и цели психологических операций, основные направления информационно-психологического влияния


В мирное время (или угрожающий период) психологические операции, как правило, проводят для достижения следующих целей:

- подрыв морально-психологического состояния гражданского населения и военнослужащих противника;
- международная изоляция государства противника;
- консолидация личного состава собственной армии, населения страны, а также стран-союзников;
- усиление антиправительственных и антивоенных настроений на территории противника.



В угрожаемый период содержание психологических операций конкретизируется в зависимости от военных и политических целей конфликта, а также военно-политической обстановки на театре военных действий; размаха пацифистского и диссидентского движений, деятельности оппозиционных партий, а также особенностей обычаев, психологии, религии и традиций населения в государстве противника.

В угрожаемый период основными объектами психологических операций являются:

- население страны противника;
- военнослужащие и сотрудники силовых структур противника;
- военнослужащих и население союзных и нейтральных государств;
- население и военные своего государства.

На военнослужащих противника информационно-психологическое влияние оказывается по следующим направлениям:

- дискредитация военно-политического руководства;
- разъяснение катастрофических последствий военного конфликта для военнослужащих и их семей;
- пропаганда превосходства в военной силе;
- разжигание противоречий, которые существуют между разными социально-этническими группами в вооруженных силах страны-противника.

На население противника информационно-психологическое влияние осуществляется по тем же направлениям, которые оказывают на военнослужащих. Дополнительно к этому используются призывы к участию в антивоенных выступлениях оппозиции, пацифистских и религиозных организаций.

На население и военнослужащих союзных и нейтральных государств информационно-психологическое влияние осуществляется по следующим направлениям:

- дискредитация военно-политического руководства государства-противника;
- разъяснение методов и целей своей внешней политики;
- пропаганда военного превосходства собственного государства.

На население и военнослужащих своего государства информационно-психологическое влияние проводится по следующим направлениям:

- разъяснение необходимости принятия разных мер контроля и ограничения;
- предотвращение паники, повышение морального духа;
- контрпропаганда;
- критика и осуждение антивоенных и антиправительственных движений.

Теперь можно рассмотреть содержательную сторону психологических операций, направленных на население и военнослужащих вероятного противника.

Формирование у противника отрицательного отношения к возможным военным действиям направлено на убеждение объекта воздействия в том, что война будет бесперспективной и будет иметь разрушительные последствия как для каждого гражданина, так и для государства в целом. Для этого используют мероприятия в рамках «психологической изоляции», рассматриваемой в первой части этой статьи.

Основной целью психологических операций направленных на дискредитацию военного командования и военно-политического руководства является подрыв их авторитета в глазах мирового общественного мнения, населения вражеского государства, личного состава армии противника. Для этого активно используются разные способы, в том числе:

- распространение ложных слухов и дезинформации;
- тенденциозный подбор биографических подробностей, которые отрицательно характеризуют политическую элиту и командный состав противника;
- привлечение внимания к неблаговидным поступкам, промахам и ошибкам;
- высмеивание тех взглядов, которых придерживается командный состав вооруженных сил и политическое руководство противника;
- четкое деление на «плохих» и «хороших»;
- использование эпитетов и ярлыков, которые унижают достоинство отдельных представителей военно-политического руководства.

Например, перед началом войны в Персидском заливе силы психологических операций вооруженных сил США, а также их союзники начали операцию, которая преследовала следующие цели:

- опорочить военное руководство Ирака, а именно вызвать сомнение в его способности проводить широкомасштабные боевые действия с использованием современных видов вооружения;
- подорвать доверие населения Ирака к президенту Садаму Хусейну, путем обнародования фактов биографии, которые характеризовали его как узурпатора власти, кровожадного садиста и жестокого тирана, которые не знает пощады в отношение сограждан.

Для реализации подобных психологических операций было специально организовано радиовещание на базе технических средств некоторых государств соседних с Ираком. Также, на территории Саудовской Аравии смонтировали ретрансляторы, которые давали возможность обеспечивать круглосуточную передачу программ «Голоса Америки» на арабском языке. В Иордании, как и других сопредельных с Ираком государствах, бесплатно распространяли видеокассеты, на которых были записаны сюжеты, демонстрирующие членов правительства Ирака коррумпированными политиками, а Хуссейна – тираном-безумцем.

Использование компрометирующих фактов биографии военного или политического деятеля, к тому же подкрепленные весомыми доказательствами, способны нанести его авторитету значительный урон. Например, опубликованная информация о том, что отец председателя комитета начальника штабов вооруженных сил США Дж. Шаликашвили в годы второй мировой войны проходил службу в войсках СС, была одной из причин отставки генерала.

Основной целью разжигания противоречий, существующих между разными конфессиональными и социально-этническими группами среди населения и в армии противника является усугубление уже существующих противоречий до критического уровня для того, чтобы максимально понизить способность населения к сопротивлению, а также боеспособность вооруженных сил.

Так, в Фолклкендском конфликте англичане при использовании пропаганды на армию Аргентины в основном обращались к рядовому составу вооруженных сил, приводя факты казнокрадства и коррупции среди офицеров и генералов. Эта пропаганда вызывала у рядовых солдат недовольство привилегированным положением офицерского корпуса, его высокомерным отношением к подчиненным, чувство ущемленности, что значительно снижало ух готовность воевать вод их командованием.

Особенно эффективно разжигать национально-культурные противоречия. Религиозные, этнические и другие меньшинства являются первоочередным объектом воздействия. Например, накануне войны в Персидском заливе отличный результате показала американская пропаганда направленная на курдов. Таким образом США успешно спровоцировали антиправительственные выступления в иракском Курдистане, что заставило Багдад направить в этот регион дополнительные войска.

Стоит обратить внимание, что именно национально-религиозные противоречия стали основой для затяжного конфликта на территории Северного Кавказа, Закавказье, в Югославии.

Пропаганда в превосходстве военной силы направлена на убеждение военнослужащих и населения противника в бесперспективности вооруженного сопротивления. Например, во время подготовки к военным действиям в Персидском заливе, американцы распространяли видеокассеты, где рекламировалась боевая мощь вооруженных сил США.

Еще раз хочу обратить внимание, что в ходе боевых действий психологические операции имеют три главные цели:

1. Подрыв морально-психологического состояния личного состава вооруженных сил противника.
2. Ослабление способности к обороне противника или ослабление наступательного порыва противника.
3. Деморализация отступающих частей противника, склонение к сдаче в плен личного состава окруженных подразделений.

Основными направлениями содержания таких психологических операций являются:

- формирование у личного состава войск противника крайне негативной установке по отношению к военным действиям;
- дискредитация военного и политического руководства противника;
- разжигание противоречий между этническими, социальными и другими группами военных сил как противника, так и между его союзниками;
- снижение боевого духа противника в ходе наступательных и оборонительных операций;
- склонение противника к сдаче в плен и дезертирству.

Стоит отметить, что задача по формированию негативной установки к военным действием у противника не выполнима в двух случаях:

1. Если боевые действия проходят неблагоприятно для воздействующей стороны.
2. Если идеологическая и психологическая готовность противника к войне очень высокая.

В случае, когда уровень морально-психологического состояния противника не очень высокий, а боевые действия для него складываются неудачно, информационно-психологическое влияние имеет большие шансы на достижение максимального результата. Например, во время Фолклендского конфликта у личного состава вооруженных сил Аргентины был низких боевой дух (аргентинские войска сильно уступали в вооружении, техническом оснащении, боевой подготовке и др.). А содержание психологических операций армии Великобритании сводилось к убеждению в бессмысленности сопротивления, пропаганде правомерности сдачи в плен и капитуляции, а также демонстрации своего превосходства и уверенности в победе.

Цели, поставленные англичанами, достигались разными способами и средствами. Так, после массированного артобстрела позиций противника, в расположение аргентинских военных отправлялись парламентеры, которые требовали сдачи в плен. Англичане такие действия называли тактикой «двухступенчатого подрыва морального духа противника».

Другой прием был применен в бое за населенный пункт Туз-Грин. Двоих аргентинских военнопленных унтер-офицеров с белым флагом отправили к начальнику гарнизона, с целью передачи ему ультиматума о капитуляции, в котором акцентировалось внимание на тот факт, что начальник гарнизона является католиком. Именно по этой причине он просто обязан спасти жизнь своим солдатам, так как в противном случае они напрасно погибнут, а поселок будет взят. В результате в плен сдался гарнизон в количестве 1500 человек.

А в ходе военного конфликта в Персидском заливе был случай, когда после сеанса устного вещания о «неизбежности прихода смерти с небес» с использованием вертолетной звуковещательной станции целый иракский батальон сдался в плен экипажу вертолета 1-й кавалерийской дивизии США. Командование 6-й французской дивизии даже снизило темпы наступления, так как поток пленных был очень большим.

Дискредитация военного командования и политического руководства противника особенно эффективна тогда, когда руководящий состав потерял авторитет или популярность, например, по причине больших потерь личного состава. Ярким примером может послужить психологическая операция направленная на дискредитацию афганского полевого командира Мирзо Рахима, которая проводилась органами советской пропаганды.

Дискредитация проводилась путем распространения слухов, которые были поделены на четыре основных блока: «прославляющие», «порочащие», «соболезнующие» и «защищающие».

«Прославляющий» состоял в том, что Рахим умело вывел отряд из окружения, при этом он потерял только 70 человек, а оставшиеся в живых 20 моджахедов должны благодарить Аллаха за своего умелого командира.

«Порочащий» слух утверждал, что полевой командир – плохой командир, поэтому уго отряд несет большие потери (это соответствовало ействительности).

«Соболезнующий» слух состоял в утверждении, что Рахим хоронил погибших бойцов с нарушением традиций ислама, так как боялся кровной мести со стороны родственников жертв.

«Защищающий» слух утверждал, что верховное руководство моджахедов хочет привлечь Рахима к ответственности за плохое руководство отрядом, которое привело к большим потерям среди воинов. При этом говорилось, что Рахим, уважаемый человек среди мусульман, просто сильно испугался советской армии.

Эта информация распространялась по разным каналам, при этом указывались имена погибших бойцов. В результате Рахим был убит родственниками его воинов буквально через несколько месяцев после происшедших событий.

В ходе операции в зоне Персидского залива с целью дискредитации С. Хуссейна применялась так называемая черная пропаганда. В передачах, которые велись на псевдоарабской радиостанции был тезис о том, что Хуссейн «привел в арабский мир войска Сатаны» и он заслуживает наказание за такой поступок.

Эффективность мероприятий по дискредитации командиров или популярных государственных деятелей, как показывает практика, не очень высокая. Например, несмотря на активные мероприятия направленные американской стороной на дискредитацию Хуссейна, достичь каких-либо значительных успехов не удалось.

Для разжигания этнических, социальных и других противоречий в основном делается упор на две группы противоречий: социально-классовых и национально религиозных.

Разжиганием социально-классовых противоречий как правило занимаются органы психологической войны. Их основной целью является максимальное усугубление и доведения до «точки кипения» существующих естественных различий среди социальных групп государства-противника. Для этого используется недовольство населения военным и политическим руководством государства, неудовлетворенность положением в обществе, специально организованные провокации, гонения, притеснения и т.д. Результат такой деятельности – формирование так называемой «пятой колонны», которая во все времена была известна как категория граждан, враждебно настроенных к политике собственного государства и потенциально готовы выступать на стороне противника.

Так, во время войны в Афганистане структуры советской пропаганды очень эффективно работали с целью усиления противоречий среди формирований вооруженной оппозиции. А именно: распространялись листовки с целью порождения (или усугубления) противоречий между отрядами, которые находились на территории Афганистана в тяжелых социально-экономических и военных условиях, с одной стороны, и их политическими лидерами в Пакистане, - с другой.

Вот текст одной из тех листовок:

«Бойцы священной войны! Вам известно, что некоторые люди под лозунгом священной войны защищают свои собственные интересы, толкая людей на войну. Сами же находятся в роскошных дворцах Пешавара. Все мы знаем, что у них накоплено состояние в Пакистане и в других странах. Такие люди не дадут погаснуть огню войны ради защиты своих личных интересов. Вам известно, что инженер Хекматияр и профессор Раббани и другие, выдающие себя за поборников ислама, нарушают положения Шариата и Корана. Они ведут разгульный образ жизни, а нас бросают в жерло войны. Правда в том, что мир в Афганистане не в интересах этих людей и примирение нужно не им, а моджахедам, которые гибнут в огне войны, оставляя свои семьи без кормильцев.
Так подумайте же, что воюет и становится жертвой, а кто ведет разгульную жизнь и пополняет свое состояние?»

Такие листовки были отпечатаны на машинке и распространялись среди населения нелегальным путем. Стоит отметить, что распространению таких листовок предшествовал специально запущенный слух о том, что в соседней провинции есть хорошо вооруженный отряд, который занимает особое положение между правительством и мятежниками, имеет идеологические установки, отличающиеся как от первых, так и от вторых. Командиры этого отряды якобы предлагают какой-то третий путь. Результатом этих мероприятий в некоторых отрядах начались открытые выражения недовольства неудачным руководством и плохого материального положения рядовых бойцов.

Объектами усугубления и обострения национально-религиозных противоречий, как правило, являются религиозные и национальные меньшинства, проживающие на территории государства-противника, а также военнослужащие противника.

Хорошим примером может послужить слух, который был распространен в форме рассказа боевика. Суть этого слуха была в том, что чеченская семья принимала четырех турок, которые в итоге изнасиловали хозяйку дома и ее дочерей. Глава семейства поклялся отомстить «единоверцам». Также проводились сравнения между федеральными силами, которые, не смотря на то, что бомбят Грозный, доставляют в села продовольствие, медикаменты и одежду, тогда как «единоверцы» относятся к чеченцам как к животным. Такие материалы конечно же сильно влияли на отношение чеченцев к иностранным наемникам.

А в декабре 1998 года в Ираке, во время операции «Лис в пустыне», американцы распространяли листовки с целью разжигания противоречий между суннитами и шиитами Ирака.

Мероприятия, направленные на снижение боевого духа противника как правило проводят путем устрашения сил противника.

Мероприятия по устрашению противника включают в себя комплекс действий направленных а эмоциональную сферу человека с целью возбуждения чувства страха, пробуждения инстинкта самосохранения, панических настроений и, как результат, прекращение какого-либо сопротивления. Западные специалисты психологической войны вопрос о применении приемов и средств устрашения населения и войск противника решают по-разному. Одни категорически не допускают использование угроз. Другие вполне допускают их использование, но с небольшой осторожностью, так как устрашение хорошо действует тогда, когда оно является последним толчком для солдата, уже готового сдаться в плен (благодаря предыдущим информационно-психологическим влияниям), а также в том случае, когда угроза подкреплена боевым воздействием (бомбардировка, мощный артобстрел и др).

Как заявляют американские и английские военные психологи, применение устрашения наиболее эффективно для воздействия на отсеченные или окруженные подразделения противника. То есть, когда устрашение сочетается с естественным чувством страха, которое неизбежно возникает в окруженных частях в результате обоснованной неуверенности в своем ближайшем будущем. Проанализировав выводы психологов, которые заявляют, что неизвестность страшит человека больше, чем достаточно конкретная опасность, специалисты пришли к выводу, что сначала не стоит использовать устрашения окруженных частей. Только после того, как страх перед неизвестностью сделает окруженных более восприимчивыми к информационно-психологическому влиянию, есть смысл применить угрозы для окончательного подавления воли к дальнейшему сопротивлению.

Также можно выделить информационное и боевое устрашение, проводимое путем применения «беспокоящих действий» и использования новых образцов боевой техники и оружия.

Под «беспокоящими действиями» подразумеваются меры, направленные на подавление боевого духа противника путем воздействия огневыми средствами поражения на него, действий подразделений специального назначения, демонстративное применение боевой техники и т.д. Такие меры подавляют боевой дух военных противника и провоцирует возникновение панических настроений.

Например, в 1989 в ходе вооруженного конфликта в Панаме американские вооруженные силы предлагали в ультимативной форме окруженным панамским гарнизонам сдаться в плен. В случае невыполнения требований американцы прибегали к «ограниченному применению боевой силы» (вертолет огневой поддержки атаковал противника на бреющем полете). После чего ультиматум повторялся. В случае повторного отказа американцы открывали огонь из 152 мм пушек танков «Шеридан» прямой наводкой, что, несомненно, оказывало довольно сильное психологическое влияние на военнослужащих Панамы.

А использование в боевых действиях новых типов боеприпасов, новых оружейных систем преследует цель не только физического уничтожения противника, но и возникновение у них страха стать жертвой этого оружия.

Осенью 1950 года, во время оккупации Тибета, НОАК достаточно эффективно применил устрашение «неведомой угрозой». Тогда передовые отряды НОАК подошли к крепости Чамдо с гарнизоном 3000 человек и, вопреки ожиданиям тибетцев, не стали брать ее штурмом. Но ночью осажденных разбудили взрывы большого количества петард, грохот нескольких тысяч трещоток, а небо пронзили тысячи ракет. У тибетцев началась паника, очень быстро среди них стали распространяться самые невероятные слухи. В результате начальник гарнизона, оборонявшего крепость, сбежал, а за ним скоро последовали и войска. Крепость взяли без единого выстрела.

Информационное устрашение осуществляют по следующим направлениям:

- устрашение возможными потерями;
- устрашение неотвратимым возмездием;
- иррациональное устрашение.

Устрашение населения и военнослужащих противника возможными потерями – одно из самых важных направлений подрыва морально-психологического потенциала противника.

Так, в 1982 году во время высадки войск Великобритании на Фолклендских островах была создана радиопередача, которая имитировала аргентинское радио. В этой передачи передали слова, якобы сказанные президентом Аргентины, что он не пожалеет жизни даже сорока тысяч военных ради защиты островов. Это же радио транслировало обращение якобы аргентинских матерей к своим сыновьям, где они просили их остаться в живых.

В ряде случаев угроза использования огневых средств поражения способно привести к возникновению панических настроений среди населения и военнослужащих противника.

Например, в ходе операции «Буря в пустыне» американские войска распространили листовки угрожающего характера, в которых говорилось: «Оставь местоположение своей части сейчас и спасай себя», «Буря в пустыне приближается к твоей части. Беги немедленно». Также иракским военным давали понять, что нахождение в боевой технике влечет за собой неминуемую гибель, при этом ярко демонстрировалось уничтожение объектов с применением высокоточного оружия. Несомненно, авторы этих текстов учитывали, что ожидаемое негативное событие оказывает намного большее влияние, чем реально происходящее событие.

В апреле 1996 года, во время военной операции Израиля в Южном Ливане против боевиков шиитской группировки «Хезболлах» («Гроздья гнева») проводились мероприятия по устрашению и создания паники у противника.

12 апреля, рано утром, за 6 часов до начала проведения операции, израильские военные вертолеты сбросили несколько сот тысяч листовок на южно-ливанские деревни, в которых местное население было проинформировано о предстоящих бомбардировках, артиллерийских и ракетных обстрелах этого района. В то же самое время текст листовок дублировался регулярными сообщениями военного радио Израиля. Израильтяне, предупреждая мирное население о грядущей опасности и проявляя своего рода гуманность, вызвали в населенных пунктах большую суматоху и настоящую панику – сработал эффект неожиданности.

В течение нескольких часов в Южном Ливане начался исход 400000 человек (примерно 10% населения Ливана) во внутренние районы страны. Несомненно, что такой массовый наплыв беженцев, который сильно дестабилизирует и так достаточно напряженную обстановку в Бейруте и его окрестностях, вынуждал лидеров Ливана и Сирии (на тот момент в Ливане размещался 40-тысячный контингент сирийских войск) нейтрализовать «Хезболлу». Радио и телевидение Израиля в ходе своих трансляций все время обыгрывали тезис о том, что «проблемы Южного Ливана вызваны в первую очередь с деятельностью террористов».

А опасение 30000 жителей Грозного за свою жизнь вынудило их оставить город после предупреждения командования федеральной группировки, которое было доведено с помощью распространения листовок. В результате, во время боевых действий в Грозном, удалось значительно снизить потери среди гражданского населения.

В ходе вооруженных конфликтов, таких как арабо-израильский или чеченский, становится актуальным неотвратимое возмездие наиболее одиозных личностей, что наглядно демонстрирует силу власти, а также ее способность держать ситуацию под контролем. В этом случае спецслужбы предпринимают огромные усилия с целью задержания (или же ликвидации) лидеров террористических или экстремистских группировок и бандформирований. В случае отсутствия конкретных результатов в этом направлении происходит мифологизация личностей Хаттабы, Басаева, Бен-Ладана и др, что способствует, с одной стороны, притоку к движению новых сторонников, а с другой – не повышает доверие населения к государству из-за неспособности последнего обеспечить безопасность и нормализовать обстановку.

В случае иррационального устрашения используется глубоко укоренившийся в психике каждого человека страх перед сверхъестественными силами. Так, во время войны во Вьетнаме американское командование в некоторых случаях планировало проведение боевых операций на неблагоприятные по вьетнамским народным поверьям дни. С целью психологического истощения военных Фронта национального освобождения Южного Вьетнама довольно часто проводилось громкое звуковещание на определенный район в течение всей ночи. Такие программы устного вещания готовились в виде обращений к своим близким «блуждающим душам» непогребенных партизан (о том, что это именно непогребенные солдаты, американцы оповещали об этом заранее с помощью листовок). Также часто транслировались крики и вой диких зверей, буддийская погребальная музыка, вопли ужаса, детский и женский плач.

Кроме этого американцы практиковали сбрасывание магнитофонов с часовым реле по периметру деревни. Эти магнитофоны в течение всей ночи периодически то включались, то выключались. С начала использования таких методов воздействия, число перебежчиков увеличилось в три раза.

Еще одним примером использование суеверий служит операция по вытеснению филлипинских повстанцев из одного из районов государства. Филлипинские спецслужбы запустили слух о появлении вампиров в джунглях. Для большей убедительности боевикам подбросили обескровленный труп их боевого товарища с характерными прокусами в области шеи. После чего у повстанцев началась паника и они покинули «проклятый» район.

Отмечу, что иррациональное устрашение дает эффект только в тех случаях, когда объект воздействия подвержен каким-либо суеверным страхам, сильно религиозен или малообразован.

Побуждение противника к сдаче в плен или дезертирству – одно из самых перспективных и эффективных направлений психологической войны.

Но при этом очень важно выбрать правильные средства и формы воздействия:

- не идеализировать и не приукрашивать пребывания в плену;
- сообщать конкретные факты, которые будут рассеивать страх перед трудностями и неизвестностью плена;
- подводить мысли военнослужащих о целесообразности к сдаче в плен, чтобы вернуться домой живым.

Результаты такого направления психологических операций ярко демонстрирует пример войны во Вьетнаме. В период боевых действий около 250 000 вьетнамцев добровольно перешли на сторону противника. Листовки, в которых призывают сдаваться в плен очень важны и должны широко распространяться, так как они завершают деморализацию противника, которая проводится при помощи активного информационно-психологического влияния и активного использования средств огневого поражения.

Использовать листовки с призывами о сдаче в плен против имеющего боевой успех или не подготовленного должным образом противника безрезультативно. Само обращение к военным противника должно быть уважительным, а также с учетом особенностей национально-психологического и культурного восприятия. Например, во время войны в Ираке американские листовки для иракских военных называли не «пропуск», а «пригласительный билет». Текст этих листовок был примерно таким:

Пригласительный билет

Благодаря радушию Командования объединенных сил на ТВД, ты приглашен присоединиться к объединенным силам и тебе полностью гарантируются арабское гостеприимство, безопасность и благополучие, медицинское обслуживание и возвращение к родным сразу же после выхода из положения, в которое поставил вас Саддам. 
Мой брат иракский солдат...
Это приглашение открыто для тебя и твоих братьев-воинов.
Мы просим принять его, когда тебе позволит удобный случай. 
Командующий
Объединенными силами на ТВД

Непосредственно к пропаганде о сдаче в плен активно привлекали военнопленных противника. Например, во время Фолклендского конфликта в 1982 году радиостанция «Голос Южной Атлантики», которая была установлена на острове Вознесения, англичане вели передачи направленные на аргентинских военнослужащих. В ходе трансляции перед микрофоном периодически выступали военнопленные, которые рассказывали о корректном с ними обращении в плену. Эти передачи способствовали преодолению страха аргентинских военных перед сдачей в плен. Такую же цель преследовало сообщение о репатриации еще до конца боевых действий Уругвай более тысячи аргентинских военных.

Во время чеченской кампании в 1999-2001 годах российские службы также пытались склонить боевиков к сдаче в плен. Но учитывая тот факт, что участники незаконных вооруженных формирований по определению не могли получить статус военнопленного и выступали в роли преступников, подлежащих уголовному наказанию, эта операция была осложнена. Эту ситуацию как-то была исправлена российской Госдумой, которая приняло решение об амнистии боевиков. Решение об амнистии по всем возможным каналам доводилась до боевиков.

В заключении хочу подчеркнуть, что эффективность психологических операций в значительной степени зависит от взаимодействия всех структур, которые в ней участвуют, а также от способностей и умения командиров и руководителей на всех уровнях применять средства и силы психологических операций. Ведь опыт участия формирований психологических операций в локальных вооруженных конфликтах и войнах ярко демонстрирует, что главным является не военное преимущество, а способность противоборствующей стороны воздействовать на основную массу населения региона или страны. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий