Поиск по этому блогу

воскресенье, 19 июня 2016 г.

Стрельба из пистолета на ходу

Стрельба из пистолета на ходуСтабилизация оружия на подвижном основании — вот, что нас интересует. Мы уже выяснили, что дестабилизация оружия из-за подвижности опоры, будь то маневрирование стрелка или иные факторы боя, а равно безопорная фаза прыжка не являются непреодолимыми препятствиями для удержания верной наводки пистолета.

Активизация и развитие психофизических механизмов статической и динамической стабилизации позволяют парировать и подавлять некоторые воздействия, сбивающие наводку оружия.

Теперь необходимо выяснить: с какими именно траекториями маневра и с какими конкретно формами нестабильности опоры в действительности могут справиться механизмы стабилизации оружия? И что особенно важно: как эти механизмы меняют облик маневрирования в целом?



Что касается допустимых форм подвижности опоры, то по ходу обсуждения вопроса они уже упоминались. Это — повороты, колебание и раскачивание. При всех перечисленных видах нестабильности по отдельности, а равно при любом их сочетании, удержание пистолета на цели при стрельбе с места — реально. Проблема не в форме подвижности опоры, а в ее параметрах: интенсивности, амплитуде, частоте.

Ясно, что механизм статической стабилизации оружия сохраняет работоспособность до тех пор, пока стрелок способен удерживать равновесие не сходя с места (не переступая). Безусловно, существует параметрический предел сбивающих воздействий, за которым последует либо падение стрелка (потеря равновесия), либо запаздывание его ответных парирующих действий. И в том, и в другом случаях положение оружия безнадежно дестабилизируется.

Динамическая стабилизация пистолета обладает несколько большим потенциалом подавления сбивающего влияния подвижности опоры. Переступая и перешагивая, стрелок может парировать более интенсивные и амплитудные воздействия. Но и в этом случае возможности механизма стабилизации ограничены необходимостью сохранять пространственное положение пистолета, направленного в цель.

Таким образом, при стрельбе с места характер нестабильности опоры почти не сказывается на работе механизмов стабилизации оружия до тех пор, пока интенсивность воздействий не превышает предельных уровней. Иное дело — допустимые траектории маневра. Тут все гораздо серьезнее. При маневрировании каждый шаг стрелка буквально сотрясает оружие в его руках, но, сверх того, вследствие нелинейности «петляния» его тело постоянно отклоняется от вертикали. Однако успешная стрельба из наклонного положения крайне затруднена (а бесприцельная и вовсе невозможна) и...механизмы стабилизации оружия ликвидируют отклонение продольной оси тела стрелка. Выходит, стрельба и защитное маневрирование несовместимы. Как же быть?

Напомним, главной нашей целью было сокращение времени остановок для стрельбы при маневрировании. И если нельзя сохранить наводку оружия на ходу, то к чему все сказанное выше? Вопрос вполне законный. И ответ на него существует.

Да, механизмы стабилизации оружия не позволяют удерживать пистолет на цели при произвольной форме маневра, однако это не означает, что допустимых траекторий маневрирования не существует вовсе. При постановке задачи требовалось изыскать возможность часть стрелковых действий выполнять на ходу, не более того, и это существенно снижает напряженность обозначившейся проблемы.

Если механизмы стабилизации оружия не работают на нелинейных участках защитного маневра, значит к моменту выстрела траекторию нужно линеаризовать. То есть, чтобы сохранить наводку оружия, не прекращая маневрирования, в момент выстрела нужно двигаться прямо на цель (пятиться от цели). В этом случае механизмы стабилизации защитят оружие от сотрясения тела, а перемещение не будет сопровождаться уходами из плоскости нацеливания.

Этот вывод вынуждает нас вернуться к проблемам ближнего боя и посмотреть, как возможность сохранить верную наводку оружия в движении сказывается на единстве, полноте и целостности маневрирования.

Вновь обратимся к двигательной парадигме «боя на уничтожение», именно она целиком соответствует концепции «одним выстрелом».

Без активизации психофизических механизмов стабилизации оружия, маневрирование строится по схеме: «торможение, изготовка, спуск курка, разгон, маневр» (рис. 1). То есть защитный маневр расчленяется на отдельные «петли», которые чередуются с остановками. Другими словами, маневрирование прерывается стрелковыми паузами. Теперь же его можно не прекращать, а только лишь видоизменять.

Маневрирование с остановкой для выстрела из пистолета
Рисунок 1. Маневрирование с остановкой для выстрела

Но каким образом? Даже если нажимать на спусковой крючок, не прекращая движения, на время изготовки все равно придется остановиться.

Верно. Но уже одно это позволяет усовершенствовать схему маневрирования с учетом возможностей механизмов стабилизации оружия. В этом случае сразу после наведения пистолета стрелок разгоняется прямо на цель и по ходу движения жмет на спусковой крючок. То есть маневрирование выполняется по схеме: «торможение, изготовка, разгон-и-спуск курка, маневр» (рис. 2). Из чего со всей очевидностью следует, что стрелковые паузы хоть и сокращаются, но тем не менее остаются, - для изготовки боец останавливается. От старт-стопной динамики маневрирования уйти не удается. Хотя, безусловно, включение психофизических механизмов стабилизации оружия — заметный шаг к решению проблемы неуязвимости.

Маневрирование с остановкой для нацеливания при стрельбе из пистолета на ходу
Рисунок 2. Маневрирование с остановкой для нацеливания

Однако более пристальный взгляд позволяет увидеть в полученном результате нечто большее, чем простое сокращение стрелковых пауз.

Известно, что осваивая стрельбу навскидку, боец учится повышать плотность стрелковых действий. Следовательно, и нацеливание пистолета стрелок может выполнять практически мгновенно. Правда, делает он это только из стандартного положения и об этом не следует забывать.

Будем рассуждать. Если нацелиться практически мгновенно — «вскинув» пистолет, - то спустить курок можно уже и на ходу. Для чего же тогда останавливаться? Только для того, чтобы принять стандартное положение для стрельбы навскидку (например, с бедра). Но какие-либо ограничения на виды стандартных изготовок отсутствуют, следовательно, они могут быть любыми.

Запомним этот вывод и вновь обратимся к так называемым безопорным состояниям, которые возникают и сопровождают полетную фазу каждого прыжка.

В предыдущих постах я уже писаол о том, что баллистические траектории обладают особой формой определенности — динамической устойчивостью. С другой стороны, торможение взлетом на «гравитационную горку» всегда завершается безопорной фазой — «зависанием» в верхней точке траектории. Не важно, был ли фактический отрыв от земли (прыжок) или всего лишь его имитация, в любом случае краткое мгновение «невесомости» будет обязательно. Это и есть тот единственный миг взаимного уравновешивания всех действующих сил, момент обретения человеком безграничной пространственной свободы. Подобное состояние можно испытать под водой при так называемой нулевой плавучести, когда с легкостью принимаются самые немыслимые позы, совершаются самые сложные эволюции. Но миг «зависания» краток. И тем не менее его вполне достаточно, чтобы навести оружие на цель.

Теперь, если пистолет нацеливается в момент «зависания», значит, само торможение (взлет на «гравитационную горку») превращается во вскидывание оружия. То есть для выстрела «навскидку» из стандартного положения стрелок вскидывает только пистолет, а при стрельбе на фазе «зависания» — «вскидывается» сам.

Как же в этом случае выглядит маневрирование?

«Петляя», стрелок принимает решение на выстрел. Он меняет рисунок маневра так, чтобы энергичное торможение втолкнуло его на «гравитационную горку», взлетая на которую, стрелок производит «доразведку» и, если нужно, корректирует план. Заключительная фаза «взлета» и «зависание» используются для наведения пистолета на выбранную цель. Далее следует «скатывание» стрелка на цель, во время которого спускается курок и набирается скорость для возобновления «петляния». В этом случае маневрирование осуществляется по схеме: «взлет-и-доразведка, зависание-и-нацеливание, скатывание-и-спуск курка» (рис. 3). Видно, что при этом происходит наложение каждого стрелкового действия на одну из фаз «торможения — разгона». Это оказывается возможным только потому, что стрелковое действие опирается на динамически устойчивую форму движения, которая, именно в силу собственной предопределенности, не нуждается во «внимательном» и непрерывном контроле.

Стрельба из пистолета на ходу «скатыванием» на цель
Рисунок 3. Стрельба на ходу «скатыванием» на цель

Здесь еще раз следует оговориться. Речь не идет о прыжке. Безопорное состояние есть следствие взаимной компенсации сил инерции движения стрелка и силы притяжения. Задача стрелка, следовательно, сводится к управлению взаимным положением частей своего тела, причем таким образом, чтобы сначала инерция «петляния» вынесла пистолет в точку «зависания», а затем инерция «скатывания» стабилизировала пистолет на цели.

Таким образом, психофизические механизмы «вскидки» пистолета и его «стабилизации» на цели позволяют стрелять, не прекращая движения, а только управляя его динамикой. Нет сомнения в том, что результативность та кой стрельбы целиком зависит от настойчивости и трудолюбия бойца при ее освоении. Но ревнители стрельбы теперь вооружены главным — пониманием процессов и знанием механизмов.

И тем не менее полученные результаты необходимо подвергнуть тщательной экспертизе. Ведь не ради пустой прихоти так усложняется стрельба. Главная, нерешенная пока, проблема маневрирования — неуязвимость в бою. Именно острота этой проблемы вынуждает нас упорно искать выходы из этой противоречивой ситуации.

Итак, неуязвимость. На первый взгляд решение найдено. Полноценная стрельба, которая при известной настойчивости может стать результативной, ведется на ходу, практически без остановки. Не это ли идеал маневрирования, в котором непротиворечиво сосуществуют и увертливое передвижение, и меткая стрельба?

Пожалуй, что нет.

Несмотря на все наши ухищрения, все еще остаются три не сразу бросающихся в глаза обстоятельства.

Во-первых, несомненно, что при «взлете», «зависании» и «скатывании» стрелок не прекращает своего движения. Но для неприятеля важно другое: на фазе «торможения-разгона» вертикаль его цели, фактически, остается на месте. Этим нарушается известное требование к защитному маневрированию — исход из поражаемого объема. Другими словами, во время такого выстрела стрелок, хоть и не прекращает движения, но задерживается в простреливаемой зоне дольше, чем это допустимо. Именно по этой причине выходить на «гравитационную горку» нужно внезапно, неожиданно для противника.

Во-вторых, «скатываясь» на цель, стрелок жмет на спуск и, одновременно, набирает скорость для последующей защитной «петли». Инерция разгона не только помогает сохранить верную наводку пистолета, но и захватывает, увлекает самого бойца, удерживает его на траектории «скатывания», осложняя переход к «петлянию». Пребывание на линии огня затягивается и тем нарушается второе правило увертливости — минимизация длительности «открытых» участков защитного маневра. Но и этот недостаток можно устранить. Нужно лишь вспомнить о полноте свойств, органически присущих стрельбе навскидку.

Идеальная «вскидка» собирает в себе не только мгновенное наведение пистолета, но и одновременное с этим нажатие на спусковой крючок, причем так, чтобы выстрел прозвучал точно в момент нацеливания. Другими словами, существует реальная возможность сократить линейный (демаскирующий) участок «скатывания» практически до нуля, то есть стрелять на фазе «зависания», что, в свою очередь, позволяет, «сваливаясь» с «гравитационной горки», сразу выходить на очередную защитную «петлю» (рис. 4). Согласитесь, такая модификация маневрирования — заметный шаг к примирению меткости и неуязвимости.

Стрельба из пистолета на ходу «вскидкой»
Рисунок 4. Стрельба на ходу «вскидкой»

Но остается еще третье, последнее обстоятельство, влияющее на результативность стрельбы. Дело в том, что при взлете на «гравитационную горку» боец попадает в стихию не во всем ему подвластную. Инерция разворота конструкции «стрелок-пистолет» при ее наведении на цель может сыграть с ним злую шутку. Ведь точность нацеливания неразрывно связана с величиной угла, на который стрелку необходимо повернуться. Чем больше угол разворота, тем ниже точность наведения пистолета. Эта простая закономерность указывает очевидный путь к снижению ошибки нацеливания.

Непосредственно перед выстрелом нужно так видоизменить защитный маневр, чтобы «зайти» на цель, как это делали самолеты-торпедоносцы времен второй мировой войны. Иначе говоря, с «гравитационной горки» можно не только сбегать на цель, но и, как в рассматриваемом случае, «взлетать» на горку точно в направлении цели (рис. 5). Правда, тогда траектория «захождения» на цель раскроет план стрелка и демаскирует его намерения также, как и слишком затянутая траектория «скатывания».

Стрельба из пистолета на ходу с "захождением" на цель
Рисунок 5. Стрельба на ходу с "захождением" на цель

Словом, техника «безопорной вскидки» может видоизменяться в достаточно широких пределах. Такая пластичность технологии выстрела позволяет микшировать главные противоречия меткости и неуязвимости. Однако полное задействование потенциала стрельбы на ходу потребует от бойца предельного внимания и собранности. Только при этом условии все возникающие неувязки стрелок сможет компенсировать тактическим чутьем и расчетливым использованием пространства боя (складок местности, мертвых зон, затененных участков и т. п. ).

Таким образом, «безопорная вскидка» с элементами стабилизации оружия в движении во всех своих вариантах и модификациях заметно меняет зримый образ маневрирования. Он обретает новые, необычные черты: боец, внезапно материализуясь из пространственно-временного небытия «петляния», на мгновение сбрасывает спасительный покров «мерцания» и «обретает плоть», чтобы, сделав выстрел, тут же вновь деформировать свой силуэт, размыть контуры, утратить очертания.

Другими словами, двигательное содержание группового боя, пройдя сквозь неудовлетворенность стрелка, его сомнения и поиск, совершило диалектический виток и вернулось в свое привычное русло. Теперь, как и раньше, боец скрывается от неприятельских пуль в надежном убежище, которое вынужден покидать для каждого ответного выстрела. Разница в том, что укрытием теперь может служить не только материальное препятствие, но и особая форма изворотливой подвижности — «петляние».

Комментариев нет:

Отправить комментарий