Поиск по этому блогу

воскресенье, 26 июня 2016 г.

Создание и развитие частных военных компаний. Опыт работы в Ираке и других регионах мира

Создание и развитие частных военных компанийНа сегодняшний день частные военные компании (PMC - private military companies) в современных международных миротворческих операциях являются полноправным правовым субъектом вместе с родами и видами вооруженных сил.

Ссылаясь на заключение американских экспертов компании подобного типа в будущем будут приобретать более существенную роль в войне. Это влияние очевидно основываясь на опыте войны в Ираке и Афганистане. Частные компании уже сегодня на себя берут все больше функций полиции и армии.

Такое явление в большом объеме начали наблюдать в ходе войны на территории бывшей Югославии (1991–95 в Хорватии, в 1992–95 в Боснии и Герцеговине, в1998–99 г в Косово и Метохии, и в 2000–2001 в регионах Южной Сербии и Западной Македонии). Во время этой войны следует отметить компанию МПРИ (Military Professional Resources Incorporated).



Американское правительство заставило президента боснийских мусульман Алию Изетбеговича и президента Хорватии Франьо Туджмана подписать в феврале 1994 года в Вашингтоне договор об остановке боевых действий между хорватами и мусульманами в Боснии и Герцеговине (война 1993–94 годов), также заставили подписать их и военный союз против сербов. Созданная в то время компания МПРИ и занялась проведением в жизнь этого договора. Данная компания привлекла несколько десятков высокопоставленных американских отставных офицеров, которые занимались подготовкой высшего звена армий Хорватии и Боснии, как впрочем, и отработкой оперативной связи между командованием НАТО и штабов этих армий. Наступательные операции, успешно проведенные хорватскими и боснийскими войсками весной-осенью 1995 года против сербов в Хорватии, в Боснии и Герцеговины в значительной степени заслуга МПРИ. Вполне естественно, что эта компания продолжила свою работу с Освободительной Армией Косово (по-албански УЧК) в 1998–99 годах в Албании, также деятельность МПРИ была замечена в 2000–2001 годах в Македонии.

После окончания войны на территории бывшей Югославии, новым полем деятельности для частных военных компаний было разминирование территории. Для разминирования бывшей зоны военный действий многие международные организации (комитеты ООН по вопросам беженцев (UNHCR) и развитию (UNDP), Евросообщество (EU) и Мировой банк (World bank), Международный фонд доверия (International trust Found) правительства США, Германии, Японии, Швеции, Великобритании, Франции и некоторых других стран) выделяли сотни миллионов долларов.

Помимо разминирования, частные военные компании принимали участие в работе международных полицейских миссий в Боснии и Герцоговине (International Task Police Force в 1996–2004 годах), а также в Косово и Метохии Police of UNMIK в 1999–2005 годах). В данном эпизоде значительную роль взяла на себя американская компания ДинКорп (DynCorp, Inc.), которая занималась подбором личного состава для американского контингента международных полицейских миссий. Еще одна американская частная военная компания развернувшая свою деятельность на территории бывшей Югославии Kellogg Brown&Root (KBR), которая является частью Halliburton (в чьем управлении принимал и принимает участие Дик Чейни) занялась уже освоенной ею к тому времени работой по снабжению и тыловому обеспечению, помогая эти трудоустроить десятки тысяч человек.

Война в Афганистане (с 2001 года) и война в Ираке (с 2003 года) стимулировали рост частных военных компаний, которые получали контракты, как напрямую от правительства США и Великобритании (Department of State, U. S. Agency for International Development, Department of Defence), разных армейских управлений США (Army Corp of Engineers, Logistics Civil Augmentation Program, U. S. Army Contracting Agency southern Region Contracting Center), от ООН (UNICEF, UNHCR, UNDP), мировой здравоохранительной организации (World Health Organization), от новоиспеченного правительства Афганистана и Ирака, так и от множества западных компаний занимавшихся различными видами деятельности, прежде всего в сфере транспорта, нефтедобычи, водоснабжения и энергетики. Помимо всего большие военные компании часто прибегали к использованию услуг таких же фирм на подрядной основе.

Такая практика часто приводила к конфликтам между компаниями, принимая иногда довольно значительные масштабы, иногда даже в области политики.

Данная сфера деятельности находится под пристальным вниманием американских и британских спецслужб, в свою очередь разрешительная система, которая дает возможность проводить этим компаниям свою деятельность, очень сильно зависит от этих спецслужб и проводимой ими политики. И это естественно, понятно что частные военные компании не в состоянии самостоятельно противостоять хорошо вооруженному противнику, и, как правило, должны заранее получить поддержку армейских частей, в первую очередь сил спецназа. Этот факт также подтверждает то, что военные компании при приеме сотрудников на работу отдают предпочтение ветеранам сил специального назначение, а также на эти компании работают и действующие военнослужащие, специально для этого берущие отпуска. Такой факт и не вызывает особого удивления, зная то, что за работу в таких компаниях, военные получают от 200 до тысячи (иногда и больше) долларов США в дунь, в то время как в армии США солдаты и сержанты зарабатывают от 1000 до 4000 долларов в месяц.

Сами компании следуя указаниям определенных органов, в Ираке — командование «Коалиционных войск», в Афганистане — командование НАТО сначала пополняют свой штат, прежде всего из коренного населения, принимавшего участие в данных войнах. Но позднее эти критерии были ослаблены, учитывая тот факт, что граждан ЮАР из числа военнослужащих армии и полиции приняли в таком количестве, что гвардия президента ЮАР потеряла почти половину своего личного состава. Понятно, что специалистами данного профиля они стали во времена «апартеида», что не заставило себя долго ждать скандала. Когда 28 января при взрыве перед отелем в Багдаде бомбы в автомобиле погиб один сотрудник и был ранен еще один работник компании Erinys Iraq Limited, выяснилось, что погибший Франкос Стридом (Francois Strydom) бывший военнослужащий Коевот (отряда спецназа ЮАР в Намибии), а его раненный коллега Дин Гоус (Deon Gouws) бывший сотрудник тайной полиции ЮАР Влакпаас (Vlakplaas). Несмотря ни на что, военнослужащие из ЮАР показали себя хорошо, поэтому несмотря на скандал, который подняли СМИ, их продолжали нанимать, а это было большим делом, так как граждане других стран, якобы участвовавших в операции Iraqi Freedom не принимались на работу. С тем, что Erinys отчасти был и южноафриканской фирмой (хотя вообще то зарегистрирована она была на Виргинских островах) компания Meteoric Tactical Solutions, являвшаяся полностью южноафриканской, смогла получить там контракт, хотя южноафриканское правительство открыто выступило против войны в Ираке. Довольно популярным у подобных компаний являлось привлечение к работе также ветеранов французского иностранного легиона, хотя в Ираке им все таки пришлось испытать определенные трудности с принятием на работу, из-за известной политики Франции. Тем не менее, французская компания Groupe EHC смогла занять свою нишу на этом рынке, используя, в основном бывших легионеров. Американская компания Blackwater в 2004 завербовала около 50 ветеранов вооруженных сил Чили, что также вызвало ряд обвинений некоторых правозащитников (создавших из борьбы за права человека довольно прибыльный «бизнес» ), потому что эти ветераны оттачивали свое военное мастерство во времена Пиночете.

Подобные обвинения на страницах некоторых изданий вызвал и систематический наем британской компании Hart Group в 2003–2005 годах групп по 10–15 человек из числа бывших военнослужащих Сербской Республики. Так как эти бывшие военнослужащие являлись участниками боевых действий во время войны 1991–1995 годов, естественно журналисты стали их связывать с военными преступлениями времен той войны, хотя, следуя их логике, любой серб, который в то время находился в зоне военного конфликта, должен был быть связан с этими преступлениями. Впрочем, компания Hart Group, Ltd. проводила набор сотрудников через организации, которые занимались разминированием и в первую очередь в Ирак отправились саперы, правда для охраны инженеров, которые занимались восстановлением энергетической системы в Ираке.

Подобные обвинения и шумихи журналистов были хорошо продуманными и оплачиваемыми акциями, а причины, по которым они велись мы обсуди в других статьях. Тот факт, что персонал для компаний набирался из стран с так называемой « милитаристской» традицией вполне объяснимый, так как самый ценный опыт любой профессии постигался на практике, в данном случае — охранной деятельности в боевых условиях; лучший опыт получают в боевой обстановке.

Полагаясь на это обстоятельство руководство разных компаний проводило эксперименты по приему на работу персонала и в других странах. Так компания Erinys Iraq Limited весной 2004 года наняла группу из 15 русских, украинцев, югославов и болгарина. С появлением в Ираке южнокорейского континегента, там появилась и частная военная компания из Южной Кореи NKTS Co., Ltd.

Также здесь было замечено появление индийской военной компании Group 4 Falck A/S.

Со временем и местные арабские вожди также решили создать подобные компании, как, например Baghdad Fire & Security (Ирак), Dehdari General Trading & Contracting Est. (Кувейт), Unity Resources Group (Middle East) LLC (Дубай), либо создавали совмесные с западными компаниями фирмы, такие как Diligence Middle East, созданная как филиал американской Diligence LLC.

Не смотря на это, с ходом войны доверие к арабам американцы испытывали все меньше и меньше. Но и другим «не своим» категориям кандидатов старались не доверять, и так компании Meyer & Associates, SOC-SMG, Triple Canopy Inc. принимали в свои ряды как правило ветеранов американского спецназа. Австралийская OAM — ветеранов австралийского спецназа, которые занимались при этом довольно опасным делом — конвой на маршруте Багдад — Амман. И, вопреки разным мнениям, компании уделяю огромную роль безопасности своих сотрудников, в этом, вероятно, большую роль играет высокая сумма страховки (от 100000 долларов и выше). Соответственно влияние агентов страховых компаний, которые имеют право в случае нарушения мер безопасности отказать в выплате страховой суммы, что повлечет за собой судебный процесс и атаку адвокатов, в некотором отношении не менее опасных чем маджахеды. Поэтому при росте потенциальной опасности военные компании сворачивают свою деятельность в опасных районах. Так компания Armor Group потеряв около 10 человек убитыми и ранеными в райне Мосула летом 2004 года, решила приостановить работу в данном регионе.

Потребности самих же компаний в этой области не слишком велики. Например в Ираке общее число иностранных сотрудников составляет приблизительно около 20 тысяч человек. Хотя цифра относительно большая, число ветеранов американского спецназа значительно большее, тем более что в последние несколько лет этот спецназ постоянно участвует в боевых действиях. Не смотря на это, американское командование, которое вплотную столкнулась с оттоком личного состава из рядов спецназа, стало препятствовать увольнению военнослужащих до момента окончания срока контракта. Однако, сама работа охранником даже в подобных боевых условиях не настолько трудная как воинская служба и поэтому не стоит забывать и ветеранов воздушно-десантных, воздушно-штурмовых, разведывательных частей, частей морской пехоты, да и прочих частей и подразделений американской армии и полиции в том числе более старших возрастов. Из-за довольно большого количества кандидатов американские военные компании не отдают предпочтение иностранцам. Последние все же трудоустраиваются в британские военные компании, которые располагают гораздо меньшими человеческими ресурсами. Хотя, и британцы в этой области мобилизации не объявляли, несмотря на то, что некоторые военные компании (британские Armor Group, Control Risk, Olive Security, американская Kroll) открыли свои представительства в Москве и Ташкенте (американская Blackwater). Эти представительства не стали заниматься наймом людей, несмотря на то что желающих было довольно много (особенно из числа руководителей разных компаний).

Частные военные компании, как правило, используют персонал следующим образом. В странах работы нанимается личный состав при помощи уже существующих структур безопасности. Особое внимание при наборе персонала уделяют местным руководителям того или иного уровня, целью максимального облегчения деятельности компаний. В силу этого та же компания Erinys (имела в 2004 году 15 000 местных охранников-курдов и арабов) провела прием на работу местного персонала через вооруженные структуры Джелала Талабани в Курдистане и Ахмеда Чалаби в арабской части Ирака, для обеспечения безопасности нефтяных полей и нефтепроводов. Особое внимание качеству подготовки личного состава особо никто не уделяет, так как этому персоналу даются задачи по охране объектов, а так же компаундов-районов компактного проживания иностранцев. Зарплаты данной категории сотрудников (согласно западной терминологии static guard) составляют от 250 до 500 долларов. Более подготовленная часть местного персонала используется для задач по сопровождению и личной охраны (согласно западной терминологии PSD — patrol security defence), а так же для подготовки местного персонала (Training team) однако для менее ответственных поручений. В этом случае зарплаты вырастают в 1,5–4 раза. Также в качестве static guard используются англоговорящий персонал из Филиппин, Фиджи, Непала и других « отсталых» (с точки зрения западных менеджеров) стран, и тут зарплаты могут достигать 2,5–3 тысяч долларов.

Для работы в PSD группах, и тем более личной (VIP) охраны (данный уровень допуска указывается на служебных удостоверениях) привлекается западный персонал с оплатой 8–9 тысяч долларов США и выше. Главным контрольным органом этой области в Ираке — Coalition Provisional Authority, которая проводит разрешительную политику, согласно которой австралийские, американские и британские военные компании получают привилегированное положение. При этом, в первую очередь, для работы в PSD группах разрешения выдают гражданам США, Великобритании, Австралии, ЮАР, Новой Зеландии, а граждане других государств ставятся на второй план.

Стоит также указать на разные подходы к ведению работы между американскими и британскими компаниями, которые также являются большими конкурентами между собой.

Британские компании предпочитают в большей степени привлекать местные кадры, в связи с этим, часто избегают работу в опасных районах.

Американские же компании предпочитают действовать более активно и очень часто принимают участие в боевых действиях. Для этих целей под прикрытием других компаний (например, Blackwater) создаются силы быстрого реагирования.

Что касается охраны объектов, то для этих целей западные военные компании используют человеческие ресурсы местного населения, в том числе достаточно подготовленных и опытных ветеранов армии и полиции, которые готовы за зарплату от 250 до 2500 долларов выполнять данную работу. Помимо этого различные компании (например, Gurkha Security Guards, Ltd. ) предлагают для выполнения данных задач персонал из Непала (ветераны подразделений гуркхов), Фиджи (ветераны миротворческого батальона на Синае), Филиппин (ветераны морской пехоты) и стран Латинской Америки, которые владеют в достаточной мере английским языком и довольно хорошо знакомых с западными стандартами.

Также следует отметить, что утилизация боеприпасов и разминирование в соответствии с « гуманитарными» стандартами можно выделять в отдельную программу, так как данный вопрос довольно актуален. Так по запросу США правительство Боснии и Герцеговины отправило в Ирак взвод саперов, основной задачей которых заключалась только в утилизации уже собранных боеприпасов бывшей армии Ирака.

Также стоит учесть, что Женевская конвенция препятствием для западных РМС в данном случае не являются, даже когда американские компании используют свой личный состав в открытых военных действиях. Следует обратить внимание, что при проведении инструкторской работы не запрещается участие подразделений в ходе обучения принимать участие в боевых действиях.

На сегодняшний день во всем мире существует довольно широкий рынок подобных услуг, который далеко не ограничивается Ираком и Афганистаном. Показательно, что трое погибших в палестинском нападении на американский дипломатический конвой в районе Сектора Газа в декабре 2003 года были охранниками компании DynCorp. Достаточно широко подобные компании работают в Африке (например, в Сьерра-Леоне, Либерии и Анголе). Такие компании осуществляют следующее: подбор личного состава для американского контингента международных полицейских и военных миссий, управление ими (DynCorp), охрану аэропорта Багдад (Custer Battles) охрану нефтяных полей и трубопроводов (Blackwater Security Consulting, Erinys Iraq Limited) охрану энергетической системы Ирака (Hart Group), охрану посольств США и охрану президента Афганистана (Triple Canopy Inc.), сопровождение конвоев ООН в Ираке и Афганистане (Kroll), обучение армий Ирака (Military Professional Resources, Inc.) и Саудовской Аравии (Vinnell Corporation), предоставление услуг военных переводчиков (CACI), контроль тюрем в Ираке и Афганистане (Titan Corporation), разминирование минных полей и уничтожение невзорвавшихся боеприпасов (RONCO, MAG, BACTEC, Armor Group, Minetech, EODT), противопожарная защита (Group 4 Falck), тыловое снабжение войск (KBR), авиаразведка (AirScans Inc., Eagle Aviation Services&Technology, Inc.), защита кораблей от пиратов (Global Marine Security Systems) и прочая подобная деятельность, прежде всего, в области охраны (Aegis Defence Services Ltd., Olive Security, Control Risks Group, Meyer&Associates, RamOPS Risk Management Group, ArmorGroup, Aigis, OAM, Rubicon International Services, Sayeret Group, ATCO Frontec Corporation., Groupe EHC, Aries Global Solutions Inc., AKE Limited, AD Consultancy, Control Risks Group, Custer Battles, Diligence Middle East, Genric, Global Risk Strategies, Hill and Associates. Ltd., ISI Group, Meteoric Tactical Solutions, Optimal Solution Services, Wade-Boyd and Associates LLC, Henderson Risk Limited, ICP Group, Overseas Security&Strategic Information, SOC-SMG. Inc, Sumer International Security, TOR International, Dehdari General Trading&Contracting Est., Unity Resources Group (Middle East) LLC, Trojan Securities International, Pistris. Inc. GlobalOptions, LLC, Beni Tal, AMA Associates Limited, WADE-BOYD&ASSOCIATES LLC., TOR International, Overseas Security&Strategic Information, Inc/Safenet — Iraq, ICP Group).

В то же время следует учесть те проблемы, которые характерны для Афганистана и Ирака, несмотря на многомиллионные контракты этих компаний:


  • плохая подготовка полиции, большое количество случаев дезертирства;
  • плохая огневая подготовка в армии, личный состав в большинстве случаев не обучен работе с МВУ;
  • плохое обеспечение блокпостов;
  • низкое внимание уделяется подготовке передвижения личного состава в пешем порядке и перестроению на ходу;
  • не способность многих отрядов специальных подразделений к ведению разведывательно-диверсионных действий;
  • не организовано на должном уровне обеспечение сопровождения конвоев, особенно в отношении противодействию МВУ;
  • западный персонал избегает контакты в работе с личным составом из местного населения.


Это можно считать закономерностью, так как в том же Ираке «коалиционные» войска службу на блокпостах передали местным силам, в то время как сами предпочитают не передвигаться в пешем порядке. Так же как в Ираке существует четыре ведомства располагающих своими войсками (армия, полиция, госбезопасность, гражданская гвардия), которые также разделены между курдской, шиитской, суннитской общинами. Только можно представить насколько затруднено командование в таких условиях. Помимо этого положение усугубляет еще и то, что общины также поделены между собой несколькими партиями, созданных по клановому признаку. Весь Курдистан поделен между двумя партиями: Патриотической партией Курдистана (центр в Эрбиле) и Патриотическим союзом Курдистана (центр в Сулеймании) граница между зонами влияния, которых проходит по реке протекающей через городок Алтун-Кадри. В шиитской общине, склонной к внутренним междоусобицам, борьбу за власть с другими кланами и вождями ведет мулла Мухтада Эль-Садр, пользующийся поддержкой Ирана. Что касается суннитской общины, то в так называемом суннитском треугольнике, охватывающем районы городов Мосула, Бакубы, Фалуджы, Рамады, то там самой влиятельной силою становится исламские фундаменталисты, и в первую очередь движение «Ансар Ислам» Эль-Заркави.

В силу вышеперечисленных причин был отмечен большой рост количества нападений на всех без исключения иностранцев, и, как следствие, сокращение числа западного персонала.

Этому способствовало также то, что западные РМС располагают лишь автомобилями типа «джип» (которые по правилам должны быть бронированными) и в некоторых случаях легкими самолетами и вертолетами. Личный состав их PSD групп часто избегает выполнение тяжелых боевых задач, либо, из-за плохой координации, как с «коалиционными», так и с местными силами, вступают с ними в конфликт (Известен последний случай в июне 2005 года, когда американская морская пехота арестовала и три дня держала под арестом PSD группу американской компании Zapata, под обвинением в открытии огня на их позиции). Тактика большинства PSD-групп основывается на стремлении проскочить место засады на большой скорости. В ряде случаев это оправдано, так как часто противник просто открывал с ходу огонь из автоматов по конвоям, что особого вреда бронированным джипам не приносило. Но при повышении боевого опыта и мастерства, и применения противником МВУ и крупнокалиберных пулеметов, как и пулеметов ПК с бронебойными боеприпасами, это вскоре приведет к потерям и, возможно, к уничтожению колон. Первый тревожный сигнал поступил в марте 2003 года, когда в ходе обстрела конвоя в городе Фалуджа, одна из машин группы сопровождения американской компании Blackwater, была поражена огнем, а затем врезалась в дом, в то время как конвой сопровождения ушел дальше (в данном случае господствуют интересы клиента, который имеет свою службу безопасности). Сами же джипы, несмотря на достаточно высокую цену, не приспособлены к ведению боев, также не многие из них имеют в бронированных окнах бойницы для ведения огня. В итоге собравшаяся толпа вытащила из машины людей (некоторые из них были еще живы), затем облив их горючим подожгла их. Все это было снято на видеокамеру. Данное событие послужило причиной начала операции американских войск по зачистке Фалуджи (далеко не последней). Но ущерб от снимков убитых американцев, для коалиционных войск был очень велик.

Парадоксально, что при всех обстоятельствах, большое количество колесной бронетехники простаивает на местных военных базах.

Создание подобного рода компаний является объективным процессом. На Западе далеко не просто так создаются подобные компании — там зря деньги не выбрасывают. Понятно, что истинные причины широкой публике не оглашают, но, несмотря ни на что, последствия очевидны. Процесс создания частных военных компаний набирает все больших оборотов, подобные компании создаются по всему миру, особенно в тех регионах, где и проводится подобного рода работа.

Помимо Ирака, в котором создаются местные компании либо филиалы иностранных компаний. Также создаются совместные предприятия с иностранцами, подобные же компании создаются и в бывшей Югославии. В Хорватии местная охранная компания Zovko начала довольно широкомасштабное сотрудничество с американской компанией Blackwater, в чем довольно большую роль сыграла компания MPRI. В итоге американцы приняли решение создать в Хорватии центр по найму и обучению местного персонала для работы в Ираке и Афганистане, тем более, что хорватский контингент находится в составе международного контингента в Афганистане (ISAF). Причины этого понятны. Учитывая то, что компания Blackwater придерживается правила обязательной проверки и подготовки личного состава, довольно дорого и трудно отправлять вновь набранный в Европе персонал в США.

Бывшие враги хорватов сербы, когда ознакомились с подобной практикой западных компаний, тоже решили испытать себя в этом деле, оказавшись в итоге плечом к плечу со своими былыми врагами.

До недавнего времени положение с охранной деятельностью в Сербии мало чем отличалось от нашего. Существенные изменения произошли в 1996 году, когда группа лиц из Сербии и Сербской Республики была направлена в Заир по каналам частных охранных агентств. Однако Мобуту, на которого они поставили, проиграл и сербские спецслужбы не могли больше доставлять сюда людей под прикрытием частных военных компаний. К тому же правительство Сербии, отказавшись от обещанной американцам посылки воинского контингента армии и полиции в Афганистан, не могло здесь оказать должной политической поддержки.

Тем не менее, командующий жандармерией (с самого ее основания в 2001 г) генерал Горан Радосавлевич — «Гури» после ухода в 2004 году в запас стал директором охранной компании SecTraCon, зарегистрированной в Германии.

Данная компания создана бывшим командующим жандармерией Сербии генералом Гораном Радосавлевичем — «Гури» . Радосавлевич находился во главе им же и созданной (в 2001 году) жандармерии до конца 2004 года. В его подчинении находилось четыре отряда (величины усиленный батальон) дислоцированные в Белграде, Нише, Новом Саде, Кральево. Личный состав в жандармерию набирался из рядов полиции Сербии, а также из гражданских кандидатов при условии завершения последними, после зачисления в жандармерию, полицейской школы (6 месяцев). Инструкторский состав набирался из рядов спецназа госбезопасности (ЙСО — «красные береты» ), а так же из числа командного состава армии и полиции.

После ухода Радосавлевича в запас, используя существовавшие возможности, совместно с сербскими и немецкими партнерами создал компанию SecTraCon, зарегистрировав ее в Германии.

Эта компания, получив контракты на ведение охранной деятельности в Сербии особое внимание уделяет поиску работы за рубежом, особенно в Афганистане. Туда в 2002 году должен был отправится (по политическим причинам не отправился) контингент армии и жандармерии Сербии (в район Кандагара). Скорее всего запросы на отправку личного состава в этот район сохраняются, так как сам Радосавлевич отравлялся туда, совместно с немецкими партнерами на переговоры.

Таким же образом отстаивала свои интересы группа сотрудников спецназа госбезопасности, сохранивших приверженность к их бывшему командиру Милораду Луковичу (Улемеку) «Легии» . Этой группой была создана охранная компания «Лупус» во главе с женой «Легии» Александрой Лукович. Однако в данном случае возник в прессе большой шум, так как «Легия» был одним из главных обвиняемых в процессе по убийству премьер-министра Сербии Зорана Джинджича, и компании «Лупус» стал ограничиваться доступ и на внутренний рынок Сербии, а не то, что на международный.

Нужно отметить, почти все, в том числе и западные, охранные и военные компании создаются на основе чьих-либо корпоративных интересов. Например, после краха апартеида южноафриканцы создали большое количество частных военизированных компаний, большинство которых работают по сей день. А некоторые, как например Sand line, пришли в упадок после ряда громких разбирательств.

Поэтому тот факт, что сербская компания SecTraCon является претендентом на зарубежные контракты, совершенно закономерный процесс. Рано или поздно отечественные охранные предприятия также им будут охвачены, что окажет существенное влияние на политику нашего государства.

Разумеется, современные отечественные ЧОПы вряд ли будут использовать управляемое оружие, но отношения между ними будут накаляться по мере обострения конкуренции между различными финансовыми группами. Если говорить о выходе на международный, то отечественные ЧОПы пока не имеют на этот счет особых амбиций. К единичным случаям интернационализации их работы можно причислить ограниченный набор русских для компании Erinys можно упомянуть и деятельность охранной структуры российской нефтяной компании «Интерэнергосервис» в Ираке. Данная компания потеряла в мае-июле 2004 года четырех человек убитыми: Конарева, Коренкова, Овсянникова, Данкина. Двое последних по предположениям сайта CPA (ЦПА), как раз и являлись охранниками. Кстати следует заметить, что весьма ошибочно мнение, что русским в Ираке, работать безопасно, потому что их, якобы любят. Помимо того, что подобная «лирика» в воюющее стране неуместна (война не слишком способствует проявлению таких эмоций), следует указать что, по сути, в Ираке происходит, так называемый импорт «исламской» революции двух различных сил — шиитского Ирана и суннитских «фундаменталистских» организаций, в особенности ваххабитского толка. Интересы этих сил часто приходят в противоречии, что служит источником частых вооруженных столкновений, убийств и подрывов смертников в отношениях между суннитской и шиитской общин. Однако главной причиной нападений является борьба за власть в местном обществе этих сил со всеми противниками исламского порядка, и война против «англо-американцев», служит тут лишь подспорьем. Согласно исламским законам, те, кто сеет раздор между мусульманами, нарушитель «воли Аллаха», и поэтому, куда легче убивать «своих» братьев-мусульман как « пособников оккупантов», а тем более «неверных» . Практически в Ираке «вооруженным сопротивлением «коалиционным» войскам руководит исламские вожди из заграницы, тогда как основу вооруженных сил, созданных США и Великобританией, служат кадры партии БААС Саддама Хусейна. Тем самым то, что Россия поддерживала Саддама Хусейна, не имеет для руководства исламского движения никакого значения, в отличие от действий российской армии в Чечне, тем более что как раз чеченские боевики в Ираке действуют. Таким образом, если российские компании собираются работать на все больше захватываемых странам Близкого и Среднего Востока, то без помощи подобных компаний им не обойтись. Впрочем, и ныне «Интерэнергосервис» использует услуги российского ЧОПа (частного охранного предприятия) «Антитерор» из Орла.

Помимо этого следует учесть, что в современной России, как и во всех странах бывшего Советского Союза, так называемые ЧОПы устраивают иногда кровопролития схожие с иракскими и порою их деятельность мало, чем отличается от деятельности ОПГ.

Но, в данном случае, ключевую роль в таких событиях играет не обладание огнестрельным оружием, а система льгот, порождающая безнаказанность. В этом смысле урегулированная законом и контролируемая сверху деятельность западных частных военных компаний выглядит предпочтительнее. Столкновения между собой здесь случаются крайне редко. Хотя известны случаи, когда целый корпус (как это было в Мосуле) расходился без боя по домам, прихватив, что только можно из оружия. Характерно, что уровень безопасности зависит не столько от количества оружия в обществе, сколько от морально-нравственного климата и уровня развития правового сознания. И так, согласно опыту Югославии, наличие пулеметов и минометов в сербских домах не было сопряжено с ростом преступности.

Появлению частных военизированных компаний и служб безопасности благоприятствует целый ряд факторов, и западные военные специалисты считают, что роль подобных структур в будущих войнах будет только увеличиваться. Главную причину растущей популярности частных охранных предприятий следует искать в трансформации мировой экономической системы, в глобализации. Современные транснациональные корпорации, располагающие сотнями миллионов долларов, нуждаются в защите своих интересов ничуть меньше, чем государства. Включение в эти процессы регулярной армии — процесс долгий и муторный, а затраты на поддержание лояльности бюрократического аппарата сравнимы с расходами на содержание собственной службы безопасности. Именно поэтому корпорации предпочитают неповоротливым армиям отряды оперативного реагирования частных военизированных компаний.

Немаловажное значение имеет и то, что в современном обществе люди с усердием исполняют свои обязанности по отношению к работодателю, понятие же долга по отношению к государству все более размывается. Впрочем, меняется и само отношение к службе в частных военных структурах. Если раньше они ассоциировались с мародерством и бандитизмом, то теперь это обычная, вполне легальная работа.

Не меньшую роль в появлении такого рода фирм сыграл также резкий скачок в развитии боеприпасов, а главное систем их наведения. Новые образцы кассетного и управляемого оружия, применяемого как авиацией, так артиллерией и ракетными комплексами, совершенно изменили ход военных действий. Доказательством этому служат военные кампании на территории Югославии и Афганистана.

Главным наземным компонентом этих войн стали силы специального назначения и местные «союзники» . С такой логикой боевых действий хорошо сочетаются частные военные компании. Что касается армии США, она также претерпевает серьезные изменения, вызванные ее сокращением, а также отказом от тяжелой бронетехники (в том числе уже разработанной САУ Crusader), переброска которой требует слишком много сил и средств.

Уже в ходе войны в Ираке командование американской армии создало бригады под названием «striker» (ударные), оснащенные колесной бронетехникой БТР LAV-25 и созданными на его базе машинами боевой и тыловой поддержки. Фактически они стали наземным эквивалентом морской пехоты, воздушно-десантных и воздушно-штурмовых частей американской армии. Наряду с последними они были готовы к быстрой переброске в любую точку мира. При этом немаловажно, чтобы огневая поддержка « экспедиционных сил основывалась на применении управляемого и кассетного оружия.

Было бы ошибкой считать, что применение подобного оружия зависит только от авиации. Большая часть таких боеприпасов служит для снаряжения боевых частей артиллерийских снарядов, минометных мин, ракет РС30 и боеголовок оперативно-тактических ракет и ракет средней дальности. Причем Соединенные Штаты, будучи безусловным лидером, в разработке и производстве данных типов оружия, отнюдь не являются монополистом в этой области. Технологии производства таких типов оружия усвоены многими странами мира и его можно обнаружить в любой армии мира. В этой статье нет места подробному рассмотрению данной проблемы, коротко остановимся на возможностях такого оружия.

На вооружении американских ВВС (USAF) с 90-х годов стоит кассетный контейнер CBU-97/B, снаряженный десятью суббоеприпасами BLU-108. После отрыва от самолета контейнер раскрывается и выбрасывает десять BLU-108, снабженных парашютами. Как только сработает взрыватель, парашют отбрасывается. С помощью поперечно установленных ракетных моторов суббоеприпас BLU-108 раскручивается по оси и под действием центробежной силы из него вылетают четыре боевых элемента SKEET с тепловизионным датчиком. Датчики сканируют местность и после произведения захвата цели на высоте 50–100 метров дают сигнал взрывателю, передающему детонацию заряду, образующему, в свою очередь, с помощью вогнутого диска эффект ударного ядра. Цель поражается самую слабо защищенную верхнюю часть. Общая площадь поражения боевых элементов одного контейнера составляет 60000 кв. м, именно это делает скопление бронетехники совершенно бессмысленным, особенно если учесть, что один самолет F-16 в состоянии нести четыре CBU-97.

В дальнейшем CBU-97 был модернизирован установкой комплекта хвостового оперения, управляемого спутниковым наведением (GPS). Новый контейнер CBU-105, сбрасываемый с высоты 15–20 километров, планируя, достигает дальности 50–60 километров. Такими комплектами, также известными под названием WCMD (Wind Corrected Monitions Dispenser), оснащаются многие кассетные контейнеры в США. По сути, американская армия движется к полному отказу от применения неуправляемых авиабомб, заменяя их как такими комплектами, так и управляемыми ракетными системами, в том числе повышенной точности, например EGBU-27 с комбинированным спутниковым и лазерным наведением.

После подобной огневой подготовки в дело могут выступать «экспедиционные войска», зачищающие местность. Любопытно, что сценарий этот обычно считают возможным только для армии США, хотя данное оружие, равно как и технология его производства широко представлена на мировом рынке вооружений.

Напрашивается вывод. Если силы американского спецназа могут действовать, используя подобную огневую поддержку и местных союзников, ничто не мешает другим силам спецназа поступать аналогично. Совершенно очевидно, что частные военные компании как раз и представляют собой разновидность сил специального назначения.

Тем самым данный вопрос следует рассматривать с точки зрения военного профессионализма, и соответственно в данном случае поступать.

Список используемых источников



  1. Сайт Global Security http://www.globalsecurity.org/military/world/para/pmc-list.htm
  2. Статья PRIVATE MILITARY COMPANY: A LEGITIMATE INTERNATIONAL ENTITY WITHIN MODERN CONFLICT By MAJOR MAJOR S. GODDARD,MAJ, RA INF, AUSTRALIA B. A., University of New South Wales, Fort Leavenworth, Kansas.2001
  3. Сайт Military Contractors http://www.topsy.org/contractors.html
  4. Список Государственного департамента США Security Companies Doing Business in Iraq
  5. Статья «Private Firms Do US Military’s» By Jim Krane Associated Press October 29, 2003
  6. Статья MercWar by Aaron Glantz .Thursday April 01,2004. www.orpwatch.org
  7. Статья: IPOA Press Release February 23, 2005 «Groupe EHC (EHC Group) Becomes IPOA’s First French Member» www.IPOAonline.org
  8. Private Military Companies http://www.primetimecrime.com/Recent/War%20on%20terror/Private%20Military%20Companies.htm

Комментариев нет:

Отправить комментарий