Поиск по этому блогу

суббота, 11 июня 2016 г.

Немного истории создания глушителя

История создания глушителяМетательное оружие появилось на свет в тот момент, когда человек в первый раз сознательно и прицельно бросил камень. И тогда, и еще очень долго после того оно было практически бесшумным. Свист вылетавшего из пращи «желудя», щелканье тетивы лука — не в счет.

Огнестрельное оружие все изменило. И поначалу гром выстрела даже являлся своего рода дополнительным поражающим фактором. Одним только холостым залпом навстречу конной лаве можно было напрочь сорвать атаку необстреляной вражеской кавалерии. Но очень скоро все воюющие стороны притерпелись, и раздражитель утратил пугающую новизну.



Иначе было на охоте. Именно из-за сопутствующего выстрелу грохота многие охотники вплоть до XVIII века (а кое — где и позже) предпочитали пользоваться арбалетами, не пугающими дичь. В свою очередь браконьеров, промышлявших в частных охотничьих угодьях по всей Европе, куда сильнее беспокоили егеря и лесники, рьяно спешившие на звук любого выстрела.

Желание получить мощный бесшумный выстрел далеко не в последнюю очередь стимулировало попытки создания боевого и охотничьего пневматического оружия. Так, хорошо известна многозарядная пневмовинтовка конструкции Джирардони, обладавшая не только бесшумностью, но и повышенной для своего времени скорострельностью. В конце XVIII — начале XIX веков винтовка находилась на вооружении в австрийской армии и неплохо зарекомендовала себя в наполеоновских войнах, уже тогда продемонстрировав повышенное деморализующее воздействие бесшумного оружия на противника. Идея будоражила умы, то и дело всплывая в авантюрной и фантастической литературе то в виде пневмооружия невероятной мощности (да еще и стреляющего какими-нибудь электрическими пулями), то в виде невероятного «бесшумного» пороха.

Непосредственно над созданием устройств глушения звука выстрела для огнестрельного оружия изобретатели задумались в конце XIX века, после появления бездымных порохов. Поначалу полагали, что достаточно лишь не выпустить из ствола пороховые газы. По этому пути шел изобретатель В. Янзен. В 1889 году он предложил применить пыж в виде снопика из проволок для охотничьего ружья. Снопик должен был закупоривать ствол, а затем выбиваться наружу шомполом. Чуть удачнее ту же задачу в 1898 году решил с помощью надульного шарикового клапана полковник французской армии Гумберт.

В ряду последующих малоуспешных попыток числятся звукоглушители Р. Шульца (1901), датской оружейной компании, американской компании стрелкового и артиллерийского вооружения (1904), С. Рогорлю из Франции (1907), Э. Клосса из Германии (1909). Можно обнаружить и другие патенты того времени. Но первым более или менее успешным устройством глушения звука выстреласледует считать то, над которым в 1907-1908 годах работал, а в 1909 году запатентовал знаменитый изобретатель пулемета Хайрем С. Максим. Оно не только уже носило общепринятое сейчас название, но и содержало ставшие позже классическими элементы: крепящуюся на стволе цилиндрическую расширительную камеру, снабженную поперечными перегородками с отверстиями для прохода пули. Интересно, что практически одновременно свою конструкцию глушителя (представлявшую из себя вариацию на тему отсекателя Гумберта) запатентовал и даже наладил ее производство сын изобретателя — Хайрем П. Максим. Вскоре он подключился к работе над отцовской схемой. Но не только он почувствовал ее перспективность. Известность получила американская фирма «Стивене», добавившая в глушитель поправляющую трубку-стволик, которая затрудняла прорыв пороховых газов вперед пули. Образец ее продукции 1914 года выпуска, согласно рекламным заявлениям ослаблял звук выстрела на 60-70 процентов.

В России глушитель довольно удачной для того времени схемы в 1916 году предложил артиллерист А. Эртель.

Межвоенный период был отмечен рядом новых конструктивных решений, таких, как применение упругих диафрагм из высокоэластичных материалов, и повышенной секретностью работ. Трудно избавиться от впечатления, что разработка бесшумного оружия была тогда не слишком безопасным делом. Особенно для изобретателя-одиночки. Стоило такому изобретателю добиться хоть какого-нибудь успеха, и у него появлялась реальная вероятность окончить свою жизнь при загадочных обстоятельствах...

Тем не менее, глушители продолжали совершенствоваться, производиться и, несмотря на окутывавший их в глазах большинства людей ореол таинственности, находить вполне прозаическое применение на охоте или в гангстерских войнах (именно последнее в итоге, как правило, и приводило к законодательному ограничению гражданского оборота глушителей). Отметим, что сейчас охотники практически лишены доступа к устройствам глушения звука выстрела. Во всех развитых странах действует политика, которая не позволяет превратить охоту в массовое убийство. Поэтому возможным «гражданским» глушителям остается крайне узкая область применения: тренировочные стрельбы без применения средств защиты органов слуха и выборочный отстрел егерями больных или наносящих ущерб сельскому хозяйству животных.

В СССР над проблемой снижения звука выстрела независимо работали инженеры Короленко и Маркевич. Еще были братья В. и И. Митины, которые трудились под плотным патронажем спецслужб и в 1929 году запатентовали револьвер для бесшумной стрельбы, применив в нем патроны с подкалиберной пулей в особом отделяемом поддоне. Последний должен был оставаться в стволе, осуществляя отсечку пороховых газов. Изобретение имело недостатки и осталось на бумаге. Известность же снискали их приборы для бесшумной стрельбы серии «Брамит» (братьев Митиных), которые во время Великой Отечественной войны ограничено, но не без успеха использовались партизанами и разведывательно-диверсионными группами армии и НКВД. Прибор «Брамит» представлял собой цилиндрическую расширительную камеру, разделенную и ограниченную диафрагмами и резиновыми мембранами.

Их число и конфигурация, общие габариты глушителя и способ крепления на стволе зависели от типа оружия. Наиболее распространенным был глушитель для трехлинейной винтовки. Он применялся исключительно совместно со специальным патрономс уменьшенным пороховым зарядом и легкой пулей. А «Брамит» для револьвера Наган требовал использования нестандартных остроконечных пуль.

В 1943 году прошли испытания. Позднее в небольшом количестве выпускались однозарядные бесшумные пистолеты калибра 5,6 и 6,5 мм и боеприпасы к ним конструкции Е. С. Гуревича.Беззвучность стрельбы достигалась оригинальным устройством патрона. Пулю по каналу ствола толкала содержащаяся в гильзе жидкость. Ее, в свою очередь, вытеснял находящийся под действием пороховых газов специальный пыж-поршень. Он же препятствовал истечению газов из гильзы. Разработал Гуревич и бесшумный револьвер, к сожалению имевший аналогичный недостаток — стрельба из него точно также сопровождалась образованием брызгового облака.

Вообще вторая мировая война стала той сценой, на которой бесшумное оружие впервые выступило в заметной, хоть и узкоспецифической роли. Партизаны, подпольщики, бойцы отрядов Сопротивления, коммандос, разведчики — все они остро нуждались в оружии с неслышным выстрелом, способным подарить надежду и в безнадежной ситуации. Однако эта потребность тогда так и не была удовлетворена в достаточной степени, хотя к концу войны на вооружении противоборствующих сторон находились уже не только отдельные устройства глушения звука выстрела к штатному вооружению, но и несъемные, интегрированные глушители и даже специализированные образцы оружия, изначально проектировавшиеся как бесшумные. Особенно широко развернулись во время войны англичане, осознавшие, сколь много для тактики коммандос может дать бесшумный выстрел. Известны оснащенные интегрированными глушителями варианты пистолета-пулемета «Стэн» MKIIS И MklVAS, специальный бесшумный карабин «Де Лизл коммандо», однозарядный пистолет «Велрод». Имелась даже скрываемая в рукаве бесшумная «стреляющая авторучка» калибра .32.

В США оснащали глушителем пистолет-пулемет МЗ (и его модификацию МЗА1), почему-то прозванный в войсках «масленкой». А в Управлении Специальных операций (УСС) использовали оснащенный интегрированным глушителем пистолет «Кольт» М1916 калибра .25 (6,35 мм).

В Германии еще в 1936 году появился пистолет-пулемет Фольмер-ЭРМА ЭМП в бесшумном исполнении, а в 1939 году встроенным прибором бесшумно-беспламенной стрельбы обзавелся знаменитый МР-38. У немецких спецслужб наряду со снабженными глушителями и широко применявшимися знаменитыми Вальтерами П-38 и «Парабеллумами» пользовались популярностью чешские 7,65 мм пистолеты «Чи-Зет» 27-й модели, которые благодаря неподвижному стволу куда лучше сочетались с глушителем.

После войны очередной виток упавшего было интереса к глушителям возник в связи с активной генерацией в 1960-х годах формирований специального назначения новой волны.

В США в то время генерал Митчелл Л. Вербелл стал инициатором появления глушителей семейства СИОНИКС,снижавших звук выстрела более чем на 20 дБ. Эта величина надолго сделалась своеобразным эталонным показателем, рубежом, ниже которого в новых моделях опускаться было уже нельзя.

И сейчас уже очень непросто перечислить все образцы оружия, создававшиеся с тех пор как бесшумные; модифицировавшиеся в сторону бесшумности или попросту снабжавшиеся глушителями (причем, заметим, что для одной и той же модели оружия зачастую существует сразу несколько разновидностей глушителей). Все это богатство занимает определенные групповые ниши. Так, специализированные «бесшумки» интересны сточки зрения максимальных показателей эффективности, тогда как съемные глушители помогают перейти на «шепот» обычным, широко распространенным пистолетам и пистолетам-пулеметам.

Секретность в ту пору в СССР оставалась на высоте. И мало кто знал, что армия и спецслужбы имеют достаточно современное бесшумное вооружение. Но теперь уже перестали быть тайной глушители серии ПБС (прибор бесшумной стрельбы) для различных моделей автомата Калашникова: от прямого наследника «Брамита» — ветерана ПБС до более современного, избавившегося от короткоживущих резиновых мембран — обтюраторов ПБС-4. Всех их объединяет необходимость стрельбы исключительно боеприпасами типа «УС» с пониженной начальной скоростью пули. В связи с этим «бесшумные» автоматы приходилось комплектовать еще и особой прицельной планкой, учитывающей другую баллистику.

На переломе шестидесятых — семидесятых XX века появился бесшумный вариант АПС — АПБ (6 ПУ) (конструктор А. С. Неугодов) и в пару к нему немногим более компактный, отдаленный родственник ПМ — пистолет ПБ (6 ПУ) (конструктор А. А. Дерягин). И тот и другой вполне довольствовались штатными боеприпасами. Особняком стоят неавтоматические малогабаритныедвуствольные пистолеты МСПТОЗ-37, С-4 и С-4 М «Гроза». Появившиеся примерно тогда же и в дальнейшем выпускавшиеся Тульским оружейным заводом, они составляли неразрывный комплекс с 7,62-мм патронами СП-2, СП-3, ПЗА и ПЗАМ «Змея». При стрельбе любым из них происходит запирание пороховых газов в гильзах. Автором идеи, получившим в 1954 году авторское свидетельство на патрон СП-2, является И. Я. Стечкин. Первоначально патрон предназначался для замаскированных под портсигар трехствольных стреляющих устройств ТКБ-506. Любопытно, что, начиная с СП-3, эти весьма нестандартные боеприпасы содержали стандартную пулю от знаменитого патрона 7,62×39 (СП-3 вообще полностью выполнялся в его габаритах). Таким образом несколько наивно (из-за нестандартного числа нарезов) планировалось вводить в заблуждение вражеских криминалистов.

Более совершенен патрон СП-4 (конструкторы В. А. Петров, Е. С. Корнилова), благодаря которому в подмосковном Климовске в 1983 году появился во многом уникальный пистолет ПСС «Вул» (6 П28). Его создатели Ю. М. Крылов, В. Н. Левченко и В. Ф. Красников применили ряд оригинальных технических решений и добились очень высоких характеристик в отношении совокупности боевых свойств, массы, габаритов и бесшумности стрельбы.

Рядом с ПСС можно поставить довольно удачный американский «бесшумный револьвер специального назначения» времен войны во Вьетнаме. В нем пороховые газы тоже отсекались заклинивающимся в гильзе поршнем. Но револьвер был гладкоствольным, и огонь из него вели дробью накоротке. О многоствольных «пипербоксах — стрелометах» В. Барра для английских боевых пловцов лучше и не вспоминать. Громоздкий барабан, в каморах которого, одновременно являющихся стволами, запираются пороховые газы, выглядит еще более неуклюже из-за покрывающего его (для плавучести) толстого слоя пенопласта. А перезаряжание этого подводного револьвера — процедура хлопотная и далекая от какого бы то ни было удобства.

В Климовском ЦНИИ точного машиностроения сумели по-новому взглянуть на задачу оптимизации бесшумного снайперского оружия, сосредоточившись на комплексном подходе к системе «длинноствольное оружие — патрон». В результате специалисты института Н. Забелин, И. Касьянов, Ю. Фролов спроектировалиспециальные патроны СП-5 (7 Н8) и СП-6 (7 Н9). Дозвуковая, но зато тяжелая, с повышенной поперечной нагрузкой 9-мм пуля позволила конструкторам П. Сердюкову и В. Красникову поднять прицельную дальность бесшумного оружия до 400 метров, сохраняя на этой дистанции отличные характеристики бронепробиваемости, крайне актуальные в эпоху повсеместного распространения средств индивидуальной бронезащиты. В1987-1989 годах на вооружение поступили бесшумные снайперские (винтовка ВСС «Винторез» 6 П29, патрон СП-5) и унифицированный с ним на 70 процентов автоматный (автомат АС «Вал» 6 ПЗО, патрон СП-6) комплексы.

Несколько позже в тульском КБП был создан образец бесшумного оружия под патрон ВСК-94, отличающийся в том числе не интегрированным, а отъемным глушителем. Есть ещебесшумный вариант автомата ОЦ-14-4 А-03 «Гроза», целый ряд пистолетов-пулеметов, снабженных глушителями (первым был ПП-71 Драгунова) и даже бесшумный подствольный гранатомет БС-1 (конструктор Г. П. Петропавлов), спроектированный в ЦНИИточмаш и принятый на вооружение в начале 1980-х.

В наши дни глушители явно переживают очередной ренессанс. И связано это не только с нынешним разгулом преступности и терроризма, ростом внимания к оснащению служб антитеррора и другихспецподразделений. Военные доктрины глобального противостояния сменились реальностью локальных конфликтов, в которых на первое место все больше выходит тактика действий малых групп. У отдельного выстрела есть шанс затеряться в грохоте масштабного сражения. В ином случае квалифицированный «слушатель» по звуку стрельбы способен определить количество огневых точек, их местоположение, с большой долей достоверности оценить степень подготовки стреляющих и даже как у них обстоят дела с боеприпасами. Кроме того, какофония боя затрудняет управляемость действиями подразделений и отдельных бойцов; резкий, многократно повторяющийся звук выстрела быстро утомляет стрелка, а стрельба в ограниченном пространстве приводит к поражению органов слуха. На этом фоне и родился новый класс глушителей, которые можно было бы назвать глушителями поля боя. Они предназначены для стандартного длинноствольного боевого оружия и не рассчитаны на сведение звука выстрела к совершенному минимуму (да и не способны на это, поскольку речь идет об использовании боеприпасов со сверхзвуковой начальной скоростью пуль). Такие глушители, которые вернее было бы именовать снижателями уровня звука выстрела, лишь частично купируют интенсивность звука, повышая комфортность ведения огня и затрудняя обнаружение бойца противником, так как локализовать позицию стрелка по звуку, порождаемому ударной волной от пули, гораздо сложнее. Заодно они успешно исполняют роль пламегасителей, что немаловажно в темное время суток, а их размеры и масса куда скромнее, чем у «полноценных» глушителей. Особенно актуально устройства,частично снижающие звук выстрела, смотрятся в свете появления и бурного развития крупнокалиберного снайперского оружия, которое зачастую остро нуждается в уменьшении воздействия на барабанные перепонки стрелка и тех, кто находится рядом. Это учли оружейники из тульского ЦКИБ СОО, снабдившие свою опытную однозарядную 12,7-мм винтовку ОЦ-44 глушителем-пламегасителем, выполненным в виде кожуха ствола и благодаря этому практически не увеличивающим общую длину оружия.

И все же широкое распространение глушителей до сих пор сдерживается рядом объективных обстоятельств. Они увеличивают массу и габариты оружия, несколько ухудшают его баллистические характеристики и кучность стрельбы. Их отработка является крайне трудоемким процессом, они требуют сравнительно бережного обращения, тщательной индивидуальной пригонки на оружии и быстро утрачивают эффективность при интенсивной стрельбе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий