Поиск по этому блогу

среда, 8 июня 2016 г.

Автоматический пистолет в России

Автоматический пистолетВо второй половине XIX века в области личного оружия по всему миру правили бал револьверы. Но уже к рубежу нового столетия у них появился достойный конкурент. Наступала эра автоматических пистолетов.

Очень быстро выявились их основные преимущества: компактная плоская форма, большая скорострельность и емкость магазина, легкость и быстрота перезарядки.



Конечно же, военные не могли не проявить интереса к более совершенному оружию. Армейские круги в России хоть и с некоторым запозданием также обратили внимание на самозарядные пистолеты. Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) даже организовало сравнительные испытания нескольких иностранных образцов. В итоге в 1907 году Военное министерство издало приказ, разрешающий офицерам самим при желании приобретать некоторые из автоматических пистолетов, которые тогда имелись в свободной продаже (и могли стоить от 20 до 45 рублей). Это было соломоново решение в условиях финансовой и организационной невозможности централизованно перевооружить армию. В дальнейшем проводились дополнительные испытания и выпускались новые приказы, сформировавшие к началу первой мировой войны перечень рекомендованных для офицерского состава моделей. Он включал два «строевых» образца («Парабеллум» и «Браунинг № 2») и шесть «внеслужебных» (Штейер 1909, Маузер 1910 и четыре карманные модели Браунинга, начиная с модели 1900 года). Тогда же в авиационных частях появились «Маузер К-96». Новое оружие словно тянулось к новым, порождаемым бурным техническим прогрессом родам войск. И с началом войны потребность в нем резко возросла. При отсутствии собственного производства начались лихорадочные закупки за рубежом. В «окопной войне» пистолет уступал лишь перспективному новичку — пистолету-пулемету. Из Испании «шли» браунинги, из Японии и Англии — маузеры, из Америки — кольты. С фронта потихоньку просачивалось трофейное оружие. Закончилось это, как известно, Гражданской войной с последующей интервенцией, во время которых противоборствующие стороны активно использовали все упомянутое (и, наверняка, кое-что из неупомянутого) и доставшееся в конечном счете Красной Армии разнообразие. И в дальнейшем оно находило активное применение. «Импортными» пистолетами вооружали армейский комсостав, а для ВЧК — ОГПУ даже дополнительно закупили в Германии партию укороченных, согласно Версальскому договору, маузеров полицейской модели 1920 года.

Вечно так продолжаться не могло. И первой ласточкой в 1923 году стал пистолет конструкции Коровина калибра 7,65 × 17 Браунинг. За ним последовали пистолеты Прилуцкого и Ознобищева. Последний отличался крайне оригинальной автоматикой с газоотводом и качающимся крановым затвором. Сравнительно маломощный патрон плохо подходил для армейского оружия, и в 1928 году Артком, признав лучшей конструкцию Прилуцкого, предложил в дальнейшем отталкиваться от 7,630-мм маузеровского патрона. Калибр для унификации производственного оборудования уравняли с винтовочными тремя «линиями» (7,62 мм), и в 1929 году три тульских конструктора — Прилуцкий, Коровин и Токарев — предложили пистолеты под «новый» патрон. Но средств и производственных возможностей по-прежнему не хватало, в связи с чем приходилось довольствоваться налаженным выпуском револьвера Наган. Однако один пистолет к тому моменту все же попал в армию. В 1926 году началось производство пистолета ТК конструкции Коровина. Задуманный как «гражданский», он внешне напоминал уменьшенный вариант опытной модели 1923 года и ни в чем не уступал популярным зарубежным карманным образцам. ТК состоял из 26 деталей, имел поворотный предохранитель, который запирал спусковой крючок и магазин на 8 патронов 6,35 × 15,5 «Браунинг» или 25АСР. Вполне удачный в своей нише, ТК тем не менее не годился на военную службу (хотя и использовался для вооружения высшего комсостава и в качестве наградного). В 1930 году состоялись масштабные полигонные испытания. Среди 17 пистолетов как отечественных, так и зарубежных систем лучшим по совокупности качеств была признана конструкция Токарева. Принятая на вооружение в 1931 году по постановлению Реввоенсовета как 7,62-мм пистолет образца 1930 года, она давала надежду наконец уйти от бытовавшего разнобоя, затруднявшего организацию ремонта оружия и снабжение войск боеприпасами. Известный также как ТТ, пистолет Токарева сам являлся своеобразным вариантом немецкого патрона, схемы автоматики от «Кольта М1911» со снижением ствола шарнирной серьгой и классического дизайна «Браунинга № 2». Пистолет оказался удачным, и массовое производство ТТ началось в 1933 году. К сожалению, серийный образец по настоянию СМ. Буденного был лишен автоматического нажимного предохранителя, имевшегося на опытном пистолете. Со временем рельефней выявились и другие недостатки: малая емкость магазина, отсутствие самовзвода. В результате Наркомат обороны и Наркомат оборонной промышленности приказом от 17 мая 1938 года объявили конкурс на разработку нового армейского пистолета. Согласно прилагаемым тактико-техническим заданиям (ТТЗ) (выработанным в ГАУ), он должен был иметь тот же калибр, но повышенную меткость стрельбы. ТТЗ также предусматривало самовзводный ударно-спусковой механизм (УСМ) с выступающим курком и предохранителем. Особо оговаривалась обязательность открытого выступающего ствола для стрельбы из бронетехники через смотровые щели и бойницы. Испытания представленных образцов прошли в 1939 году. Первый этап испытаний выявил лидеров — пистолеты Токарева, Коровина, Воеводина и Ракова. На втором — вперед вырвались конструкции Коровина и Ракова. После того, как их забраковал нарком К. Е. Ворошилов, последовал третий этап, на котором победу одержал пистолет Воеводина. В нем использовалась схема автоматики с коротким ходом ствола, и, подобно остальным образцам-претендентам, он отличался открытым стволом, помещенным (видимо из соображений повышения надежности работы и прочности) внутрь ствольной коробки затвором и весьма эргономичным углом наклона рукоятки. Пистолет имел два варианта: с однорядным (на 9) и двухрядным (на 18 патронов) магазинами. Оба могли сочетаться с кобурой-прикладом. Оружие получилось по-настоящему многообещающим, но расширенным войсковым испытаниям и массовому производству помешала война...

Однако всем этим довоенные усилия по созданию отечественных пистолетов не ограничивались. Определенное внимание было уделено спортивному и учебному оружию. Можно упомянуть пистолет Соловьева (1939), несколько более-менее удачных переделок штатного ТТ под 5,6-мм мелкокалиберный патрон кольцевого воспламенения (в том числе и вариант самого Токарева). Работал над спортивным оружием и известный сейчас любому стрелку-спортсмену конструктор Марголин.

Так же Токарев в 1929 году создал интересный длинноствольный, способный вести полностью автоматический огонь пистолет с постоянным магазином на 22 патрона 7,63 × 25.

Разрабатывались и сигнальные пистолеты. Но автоматических среди них не встречалось, что не удивительно.

Ну а в ходе войны основные усилия сосредоточились на более массовом выпуске уже запущенного в производство ТТ. В ход вынужденно шли и деревянные щечки рукоятки вместо пластмассовых и ухудшение отделки. Вместе с тем новые конструкции все же появлялись. К примеру, в блокадном Ленинграде пытались наладить серийное изготовление пистолета «Балтиец», в котором попробовали не слишком обдуманно соединить весьма мощный патрон 7,62 × 25 и свободный затвор.

В конце войны вновь возник вопрос о замене ТТ на более совершенный образец. В 1945 году для этого организовали новый конкурс. Однако приоритеты к тому времени несколько сместились в сторону останавливающего действия и компактности оружия. Требовались также повышенная безопасность обращения и наличие самовзвода. Над новым заданием работали Симонов, Раков, Коровин, Токарев, Барышев. Молодой конструктор Макаров сначала трудился совместно с Воеводиным, но позже представил на конкурс образец собственной разработки, который и стал победителем, подкупив заказчиков простотой и высочайшей надежностью. В 1951 году он был принят на вооружение вместе с одноименным патроном 9×18 ПМ. Заняв одновременно ниши милицейского и армейского пистолета, ПМ мало отвечал реалиям современного боя, являясь, по сути, оружием статусно-вспомогательным. Это было ясно с самого начала, и в тот же год на вооружение поступил автоматический пистолет Стечкина, вплотную приближающийся по своим боевым свойствам к пистолетам-пулеметам.

Два этих образца надолго удовлетворили заказчиков, руководствовавшихся справедливым правилом «от добра добра не ищут». А в 1972 году «триумвират» отечественных боевых пистолетов замкнул удобный для скрытого ношения ПСМ, созданный творческим коллективом в составе Лашнева, Симарина и Куликова под специфический мелкокалиберный патрон 5,45 × 18 МПЦ (7Н7).

Куда более активно развивалась линия спортивных пистолетов. В послевоенные годы выпускались мелкокалиберные пистолеты на базе ТТ конструкции Севрюгина, с 1948 года и по наши дни заслуженным признанием пользуются пистолеты Марголина МЦ-1 (МЦ-М) и МТС-1 (МЦ-У). Причем к тому времени на счету конструктора был не только мелкокалиберный вариант ТТ, но и еще одна предвоенная разработка — опытный 9-миллиметровый пистолет для высшего комсостава ТКБ-205. На базе спортивного пистолета Марголина появился чрезвычайно интересный МЦ-3 «Рекорд» конструкции Шептарского с «нулевым» плечом отдачи, слегка напугавший совершенством своей схемы международных спортивных функционеров и организаторов соревнований.

Не раз нашим стрелкам-спортсменам приносил успех ИЖ-ХР-30 и являющийся его развитием ИЖ-ХР-31 Хайдурова и Разоренова. Ас пистолетами ХР-54, ХР-79 и ХРБ, были выиграны чемпионаты мира и две олимпиады. К сожалению, они не были запущены в серийное производство, как и прекрасный пистолет МД конструкции Домбрацскаса. Для армейских спортсменов предназначен выпущенный ЦКИБ в 1978 году 7,62-мм МЦ-58-4. В Ижевске почти одновременно с ним разработаны ИЖ-34 и ИЖ-35. В конце восьмидесятых годов появились мелкокалиберные пистолеты конструкции Куликова МЦ 1 -5, МЦ-57 и МЦ-59. Новейшая разработка ЦКИБ — пистолет МЦ440 калибра 7,62 мм (.32) Куликова, Струкова и Костикова, в котором реализован целый спектр «ноу-хау», направленных на достижение высочайших результатов стрельбы.

Не прекращались и поиски перспективных направлений развития короткоствольного личного оружия. Стоит упомянуть малоуспешные попытки создания реактивных боеприпасов для пистолетов или опытный пистолет Герасименко (1973) со свободным затвором и размещенным в рукоятке коробчатым магазином на 48 (!) безгильзовых телескопических патронов калибра 7,62 мм.

Результативно развивавшиеся и давшие ряд удачных образцов (ПБ (6П9), АПБ (АО-44)) работы над бесшумным оружием в итоге привели к своего рода конструкторско-технологической вершине — не имеющему аналогов самозарядному пистолету ПСС «Вул».

А между тем стоящие уже не одно десятилетие на вооружении образцы личного оружия переставали отвечать новым условиям. И дело даже не в их моральном старении на фоне более современных зарубежных образцов. Основная причина состояла в повсеместном распространении средств индивидуальной бронезащиты, использование которой противником могло свести на нет боевые свойства старого оружия. В начале последнего десятилетия прошлого века были определены тактико-технические требования к пистолету нового поколения, который должен был наконец заменить ПМ. Основными из них являлись уверенное поражение цели в бронежилете 2-го класса с дистанции 25 метров, магазин большой емкости и возможность стрельбы патронами 7,62×25,9×18 ПМ/ПММ и 9×21. Последнее требование обуславливалось большими запасами на складах патронов старых типов. Тема получила название «Грач». К работе над ней приступили на Ижевском мехзаводе, в ЦНИИТочмаше и ЦКИБ СОО. Однако единственной серьезной попыткой создания поликалиберного пистолета стал опытный ОЦ-27 «Бердыш», разработанный под руководством И. Я. Стечкина в ЦКИБСОО. Главной особенностью ОЦ-27 стал набор сменных стволов.

Оружие, разработанное А. Юрьевым под новый мощный патрон 9×21, выделилось в отдельную тему, что привело к появлению осенью 1991 года двух макетных образцов под общим наименованием ПС, разработанных в ЦНИИТочмаше П. Сердюковым и отличавшихся друг от друга лишь патроном. ПС под патрон 7,62 × 25 потребовался в большей степени для отработки автоматики (с помощью легкодоступного дешевого боеприпаса). С 1993 года началась опытная эксплуатация пистолета под индексом РГ055ПС и названием «Гюрза» и доработанного патрона к нему 9×21 РГ052. Дальнейшие работы, финансировавшиеся Министерством безопасности России привели к рождению комплекса «Вектор», принятого на вооружение спецслужб в 1996 году. Комплекс состоит из пистолета CP-1 и патрона СП 10. Особенностью последнего является пуля с выступающим вперед из оболочки бронебойным сердечником, обладающая высокой начальной скоростью (420 м/сек). Благодаря патрону прицельная дальность CP-1 достигает 100 метров. Пистолет имеет автоматику с коротким ходом ствола, который запирается специальной качающейся личинкой, пластиковую рамку (впервые у отечественных пистолетов), УСМ двойного действия с открытым курком (для стрельбы с самовзвода требуется заранее поставить курок на предварительный взвод), магазин на 18 патронов и два автоматических нажимных предохранителя при полном отсутствии неавтоматических. Поскольку возвратная пружина расположена вокруг ствола, а ствол подвижен, то она упирается в особый неподвижный упор. Со временем возросла номенклатура патронов (помимо бронебойного СП10), появились опытные модификации пистолета, оснащенные лазерным целеуказателем, рычагом безопасного спуска курка с боевого взвода, а также под патрон 9×19.

После того, как в 1993 году ТТЗ на армейский пистолет было изменено в пользу применения нового отечественного патрона 9×19 РГ57 (7Н21) — близкого аналога парабеллумовской девятки — НИОКР по теме «Грач» воплотились в конкретных образцах, два из которых успешно прошли начальные этапы конкурса. Один из них, пистолет ПЯ, разработан конструктором Ижмеха В. А. Ярыгиным, автором вышеупоминавшихся спортивных ИЖ-34 и ИЖ-35. Он имеет автоматику с коротким ходом ствола, курковый УСМ двойного действия, двусторонний флажковый предохранитель, магазин на 17 патронов с двухрядным выходом. Кнопку защелки магазина можно переставить как на правую, так и на левую сторону. Пистолет не лишен недостатков. В частности, его курок может блокироваться во возведенном положении, но безопасного спуска с боевого взвода для него не предусмотрено.

Второй образец — пистолет 6П35 имеет одинаковое авторство и ряд сходных конструктивных черт с «Вектором» СР-1. Он обладает неподвижным стволом, пластиковой рамкой из армамида, магазином на 18 патронов с двухрядным выходом, курковым УСМ двойного действия (для стрельбы самовзводом курок должен находиться на предварительном взводе), двумя автоматическими предохранителями (аналогично «Вектору» блокирующими шептало и спусковой крючок) и переустанавливаемой кнопкой защелки магазина. Автоматика пистолета базируется на интересной концепции составного свободного затвора, который разделен на штампосварной кожух и подвижную относительно него личинку. Это позволило растянуть воздействие отдачи на стрелка по времени, уменьшить массу и габариты оружия.

Но хроническое недофинансирование оборонных программ подвесило в воздухе перспективы перевооружения. По этой же причине актуальной стала модернизация старых образцов, чье производство уже налажено. Начать пришлось с доработки штатного патрона 9 × 18ПМ (57Н181С). В итоге он превратился в высокоимпульсный патрон 9×18 ПММ (57Н181СМ). Пистолет ПММ, разработанный Шагаповым и Плецким, отличается от обычного ПМ этим новым боеприпасом, магазином на 12 патронов и наличием на внутренней поверхности патронника винтовых рисок, благодаря которым затрудняется экстракция гильзы и замедляется откат затвора. Для большего удобства удержания щечки рукоятки. Серийный выпуск ПММ начался в 1994 году.

В конце 1993 года П. Ившин на основе технических решений ПММ предложил модель, получившую обозначение ИЖ-70-400, под патрон 9×19 Пар. В тульском Конструкторском бюро приборостроения нашли целых два нестандартных решения задачи. В первом случае они оснастили обычный ПМ дульным тормозом-компенсатором, что позволило вести огонь из него высокоимпульсными патронами. Разработка получила индекс ОЦ-35.

Кроме того, туляки спроектировали боеприпас 9×18 ПБМ с легкой полуоболочечной пулей со стальным сердечником и алюминиевой рубашкой. Хотя пуля этого патрона обладает начальной скоростью 480 м/с и обеспечивает пробитие бронежилетов 2 класса с требуемой дистанции, импульс его отдачи соответствует импульсу отдачи штатного боеприпаса и допускает использование в немодернизированном ПМ.

С армейским недофинансированием связан и крен разработчиков в сторону правоохранительной тематики, служебного и гражданского оружия, а также их повышенное внимание к экспортному потенциалу своих разработок.

Поскольку служебным патроном объявили браунинговский патрон 9×17 «Курц», то рассчитанные на него модификации ПМ не замедлили появиться. В первую очередь следует назвать серийный ИЖ-71 и отличающийся от него магазином на 10 патронов ИЖ-71-100. Там же, в Ижевске, переделали ПМ и более радикально, применив в моделях МР-448 и МР-448С «Скиф» полимерную рамку, а также производят на экспорт ИЖ-70 («спортивный» вариант ПМ с регулируемым целиком) и ИЖ-70 ХЦ (ИЖ-70-100) (то же самое, но с магазином на 12 патронов) под стандартный 9×18 ПМ, ИЖ-70-17А (ИЖ-70-200) и ИЖ-70-300 (магазин на 12 патронов) под патрон .380 АКП. Не обойдены вниманием оказались как новый ПЯ (МР-443 «Грач»), на основе которого появились МР-444 «Багира» с ударниковым УСМ двойного действия, МР-445С калибра 9 × 19 и уже чисто экспортный МР-445 SW калибра .40 «Смит-Вессон», так и «Вектор» со своим вариантом для внешнего рынка РГ054. С той же целью производится и ИЖ-75, являющийся вариантом ПСМ под патрон 6,35 × 15,5.

Не осталось в стороне тульское КБП, изготовив в 1996 году два опытных пистолета — П-96 и П-96С. Первый предлагался в качестве перспективного боевого и имел магазин на 18 патронов 9×19 Пар. Второй позиционировался как служебный (отсюда и буква «С» в индексе), и его магазин вмещал 10 патронов 9 × 17К. Оба имели рамку из стеклонаполненного полиамида и практически идентичный УСМ ударникового типа с предварительным взведением ударника. Их автоматика работала за счет энергии отдачи при коротком ходе ствола, а запирание осуществлялось при его повороте вокруг своей оси на 30 градусов (собственно запирание происходит, когда выступ казенной части ствола заходит в окно гильзовыброса на затворе). Надежного действия автоматики в осложненных условиях эксплуатации, обязательного для боевого оружия, в П-96 добиться так и не удалось. Тем не менее в 1998 году началось серийное производство П-96С. Все бы ничего, если бы не присущие его УСМ «странности». Так, удаление при разряжании нестреляного патрона из патронника без выстрела затруднено, а его замена на следующий из магазина вовсе невозможна.

В том же 1998 году тульские конструкторы решили предпринять еще одну попытку создания боевого пистолета, сделав упор на патрон 9×19 ПБП (близкий по своей идеологии к 9 × 18 ПБМ) собственной разработки. В результате появился ГШ-18, который в первую очередь отличался от своего неудачного предшественника поворотом ствола при запирании всего на 18 градусов и самим запиранием на 10 боевых упоров. Благодаря выбранной схеме автоматики ГШ-18 имеет очень небольшое плечо отдачи и весьма комфортен при стрельбе. Емкость магазина 18 патронов. Кнопка защелки магазина переустанавливаемая, мушка регулируемая, затвор состоит из кожуха и боевой личинки. Ударниковый УСМ с частичным предварительным взведением ударника, которое происходит при досылании патрона в патронник. Полностью ударник взводится лишь непосредственно перед выстрелом. Во многом поэтому пистолет из предохранительных устройств имеет только автоматический предохранитель спускового крючка (блокирующий также и шептало) и внутренний предохранитель, исключающий выстрел при недокрытом затворе. ГШ -18 уже прошел полную программу государственных испытаний.

В качестве служебного оружия с 1992 года также предлагается пистолет «Марго», представляющий собой укороченный и упрощенный спортивный «Марголин». Куда больше для «Марго» подошла бы роль гражданского оружия, но пока отечественное оружейное законодательство не предусматривает подобной ниши для пистолетов. Несмотря на это, по-видимому, в расчете на перспективу данное направление уже начало развиваться. Конструктором Ю. И. Березиным из ЦКИБа спроектирован компактный пистолет со свободным затвором ОЦ-21. Первоначально для него был принят патрон 9 × 18 ПМ, затем перешли на 9 × 17К. Внешних предохранителей пистолет не имеет. Стрельба ведется исключительно с самовзвода, в спущенном состоянии курок блокируется. Имеются магазины на 5 и 10 патронов.

А на Злотоустовском машиностроительном заводе рискнули предложить возможным пользователям под наименованием ПСК оружие со свободным затвором и нажимным предохранителем на тыльной стороне рукоятки под патрон 9 × 17К, которое иначе чем эрзац-пистолетом и не назовешь...

Нашлись преемники и у автоматического пистолета Стечкина, который, после того как оказался не ко двору в армии, обрел сторонников в правоохранительных органах. И именно МВД РФ в 1993 году заказало разработку пистолета, способного вести полностью автоматический огонь и пригодного к скрытому ношению. Для него был выбран патрон 5,45 × 18 МПЦ. Согласно ТТЗ конструкторская группа из ЦКИБ СОО в составе И. Я. Стечкина, А. В. Балыдера и А.В. Зинченко представила пистолет ОЦ-23 «Дротик» с магазином на 24 патрона и возможностью стрельбы очередями фиксированной длины (по три патрона). В 1995 году конструкторы задумали дополнительно спроектировать близкий по схеме пистолет под патрон 9 × 18. В итоге появился ОЦ-33 «Пернач» с режимом полностью автоматического огня, отъемным складным прикладом, магазинами на 18 или 27 патронов и главной, объединяющей его с ОЦ-23 особенностью — автоматикой со свободным затвором и присоединяемой массой, в роли которой выступает ствол. Ударное присоединение массы на последних 5 миллиметрах движения затвора и дульный компенсатор уменьшают субъективное ощущение стрелком отдачи и подбрасывание ствола при выстреле. Оба пистолета к тому же обладают удачным балансом и двусторонними органами управления. Все это делает их эффективным оружием в рамках тех задач, на которые они рассчитаны.

Комментариев нет:

Отправить комментарий