Поиск по этому блогу

вторник, 28 июня 2016 г.

Жертвы «Маятника»

Боевая подготовкаИнтерес к оружию и стрельбе велик. И, как следствие, - источников информации с каждым днем становится все больше. Есть в стрельбе так называемые «модные» темы. Есть еще «секретные». Однако особой популярностью сейчас пользуются «старосекретные» техники стрельбы, они же «смешные».

Такие, как, например: техника стрельбы СМЕРШ, стрельба НКВД, стрельба царской охранки. Скоро надеемся опубликовать про стрельбу из пищалей Малюты Скуратова. Должен ведь кто-нибудь восстановить утраченное.

Авторов, владеющих «секретными» техниками стрельбы и пишущих на эти темы, множество. В чем секрет, если честно, я никак не могу понять. Пистолет известен человечеству уже не первый век. И вот в третьем тысячелетии появились секреты.



На соревнованиях по практической стрельбе люди стреляют по движущимся и появляющимся мишеням с такой скоростью, что трудно представить. Казалось бы, выжали из оружия все что можно. Первый выстрел за 0.5-0.7 секунды — это уже норма. Шесть выстрелов с извлечением оружия за 1.5-1.8 секунд тоже стало в порядке вещей. Темп стрельбы — пять выстрелов в секунду. Стреляют и попадают уже почти на бегу и из самых неудобных положений.

Но вот появились «секретные техники». Авторов этих техник вы не увидите ни на одном из соревнований, они также не служат в подразделениях спецназа. У каждого из них, я так предполагаю, есть свой секретный пистолет, секретный патрон секретного калибра, пуля из которого летит по секретной траектории. В карманах у них лежат секретные баллистические таблицы.

К одному из этих секретов хотелось бы прикоснуться и осветить, насколько это будет возможным. Причина, побудившая меня это сделать, - подмена понятий, и поголовное заболевание начинающих стрелков этими, с позволения сказать, бредовыми техниками. Я хочу помочь излечиться от этого. Мы должны разобраться, как стало возможным вообще, что книги с такими названиями покупаются. На каждый товар есть свой покупатель. Это верно.

В последние годы в околопрофессиональной среде спецподразделений стала весьма популярна методика уклонения от пуль под названием «Маятник». Существуют даже издания под такими заголовками. Эти книги покупаются, переиздаются и опять покупаются. Наверное, нет ничего предосудительного в том, что люди, которые их пишут, хотят заработать деньги. Все хотят.

С этими людьми все понятно. А вот с теми, кто покупает эти книги?

Те, у кого на полке имеются книги автора Потапова, не являются нормальными стрелками и уж тем более профессионалами своего дела.

«Секретные» книги Потапова про то, как раскачиваться в разные стороны, дают почитать под клятву о том, что вернешь. «Секретные техники» уклонения от пуль, взятые из этой же книги, скрывают как непристойные тайны. Счастливые обладатели этих тайн лишь улыбаются улыбками людей, постигших великую мудрость мироздания. И в то время, пока остальные бродят в темноте, они уже знают, откуда пролился свет. Один из сотрудников спецподразделения «Альфы» называет таких людей дЭбилы, произнося это слово через букву «э».

И вот вы, обезжирив семейный бюджет рублей эдак на двести, приобрели книгу про «Маятник». Раскрыли ее. А там уже полюбившееся спецназовскому сердцу богомоловское: «...пули прошли в притирочку...», «...пританцовывая, как боксер...». Приятно. Далее идет уже потаповское описание того, как именно надо раскачиваться и пританцовывать. Более того, там даже есть названия этих техник. Еще есть такие слова, как СМЕРШ, контразведка, резиденты, секретные школы и все остальное, вызывающее легкий душевный трепет у людей, не знакомых с историей российских спецслужб.

Все хорошо. Легко читается. Появляется желание попробовать, даже построить план подготовки, исходя из прочитанного. И приятно думать о том, как замечательно, что техника «маятника» не канула в лету. И какой молодец автор, что подарил нам этот замечательный труд.

Единственное, чего там нет, так это хотя бы одного научного факта. Много не надо. Надо просто, с позиций науки, дать определение этому явлению: как человек уклоняется от пуль. Пусть даже это будут околонаучные, но факты. Понимаю, что можно тактически грамотно встретить огневой контакт, и в вас не попадут. Это одно. Это чистая тактика. А вот уйти от выстрела, это, пардон, совсем другое. Надо ведь было, ну хоть из приличия, опубликовать состав группы, на которой проводилась практическая часть этого эксперимента, на основании чего пишутся такие вещи, как про «Маятник». Можно бесконечно продолжать список того, что отсутствует, хотя должно быть, исходя даже из минимальных требований к научным трудам. Но, что никаких фактов нет. Никогда. Потому что все, что там написано, - это фикция. Это все выдумывалось долгими пасмурными вечерами. Сидя на кухне, в свете абажура, самые страшные фразы проговаривались вслух, чтобы оценить их весомость. И от этого в соседней комнате просыпалась жена. Все так и было. Человек зашибал деньгу.

А если коротко, то вам, товарищи спецназовцы, предлагается поверить на слово той методике, которая научит вас уклоняться от пуль. Исходя из уже изданных, авторам «секретных» книг можно предложить название следующей: «Методика извлечения пуль из тела и запуск собственного сердца по технике СМЕРШ». Огнестрельная логика подсказывает, что именно это понадобится вам за тем, когда во время огневого контакта вы начнете раскачиваться в стороны и кататься по земле перед четырьмя противниками.

В этой статье совсем не говорится, что система маятника отсутствует, или высмеять людей, которые в это поверили. Вовсе нет. Все это есть, все это было. Только разница между тем, что делали военные чекисты (СМЕРШ), и тем, что представляют нам современники, как между водкой и пулеметом. И то и другое валит с ног, но по-разному.

И вот что странно. Единственный источник, в котором упоминается о маятнике, это роман Богомолова «В августе сорок четвертого...». И то, маятник там описан в виде художественного повествования. Богомолов, вне всяких сомнений, был человеком уважаемым и компетентным, и по сей день его авторитет не вызывает сомнений. А значит, просто выдумать все, что было написано, он попросту не мог. С авторами современных изданий про «маятник» он знаком не был. Это факт. И вот много лет спустя «маятник» опять увидел свет. Откуда? Где источник? Задавать вопросы можно бесконечно. И в конце концов, мы выясним, что единственный источник — это сам Потапов энд компани. И все. Что хотите с этим, то и делайте. Вам не кажется это странным?

Ни один инструктор по огневой подготовке ведущих спецподразделений ФСБ, МВД России ничего не знает о системе уклонения от пуль. Ни один инструктор по тактико-специальной подготовке также не знает. Ветераны, прошедшие все последние войны, тоже пожимают плечами. В спецподразделениях ГРУ, без которых ни одна хорошая драка не обходится, также ничего не знают. Более того, ни одна зарубежная методика, ни одна школа или центр, не занимается подобной ерундой. Даже израильтяне, у которых в моде нетрадиционный подход, и те ничего не знают. А вот вы, купивший эту книгу за двести рублей, - знаете. Это смешно!

А еще смешнее то, что ведь многие уже всерьез этим занимаются. Есть верующие. Пишутся методические пособия. Люди заняты, как им кажется, серьезным делом. Они устают на тренировках, делятся друг с другом успехами в нелегком деле уклонения от пуль. Есть свои лидеры, у которых это уже получается. (Ну еще год-два, и начнем уворачиваться от автоматных, а там, глядишь, почему бы и на пулемет не замахнуться. )

Хорошо, что хоть чем-то заняты. Плохо, что не тем. И если вы в числе людей, у которых есть эти книги и другие, им подобные, значит, эта статья именно для вас. И то, что здесь написано, должно натолкнуть вас на размышления о правильной подготовке стрелка спецназа.

Да, то, чем занимались опера контрразведки в годы войны, могло носить название «Маятник». Да, скорее всего, так оно и было. Потому что лучше не придумаешь. Коротко, лаконично и одним словом дает определение действиям. Маятник раскачивается. То в одну сторону, то в другую. Никто не настаивает на этом слове, это понятие собирательное. У Богомолова это маятник. Уверен, что существует еще масса определений.

Но очень глупо думать, что раскачивать надо тело. Раскачивать надо ситуацию. В этом все и заключается. Все ответы на все вопросы здесь, - качают сложившуюся ситуацию. Качают из одной крайности в другую.

Уважаемые обладатели «секретных» книг! Вам морочат голову. Заглушить танк, это не значит заорать громче танка. Это значит заглушить двигатель танка. А вы, извините, учитесь кричать. Да еще и придумываете названия техникам крика. Оперативники военной контрразведки (СМЕРШ) качали не тело из стороны в сторону, они качали человека. Играли, заставляя опытных разведчиков ошибаться и раскрывать себя.

Сейчас мы немного отойдем от темы немного в сторону. Вернемся в сороковые годы. Мы должны понять, кто были эти люди. Как это у них получалось без возбужденных дел и сигналов, без следствия и санкции прокурора, без решения суда и приговора, из трофейного оружия, встретив человека, просто убить его. И кто были люди, на которых охотились волкодавы СМЕРШа. Немного сухих фактов.

Постановлением ЦИК и СНК (Совет Народных Комиссаров) от 5 ноября 1934 г. было учреждено особое совещание при народном комиссаре внутренних дел. Особое совещание имело право без суда ссылать в трудовые лагеря лиц, признанных социально опасными. Сроком до пяти лет. Просто пять лет зоны общего режима. Любому, кто, например, опоздал на работу. И это своим гражданам. Эта дата также считается некоторыми специалистами началом великой чистки.

В 1937 г. Особое совещание получило право отправлять в лагеря сроком до восьми лет.

С 17 ноября 1941 г. Особое совещание получило право выносить любые приговоры вплоть до смертной казни. Приговоры к расстрелу приводились в исполнение немедленно. Согласно Постановлению ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г., судебные заседания проходили без прокуроров и адвокатов.

Приказом НКВД СССР от 27 мая 1935 г. были созданы областные тройки НКВД, которые располагали правами Особого совещания. В тройки входили: начальник местного управления НКВД или его заместитель, начальник управления милиции и начальник отдела УНКВД, который разбирал дело. Все свои, как видите. Без излишеств.

Вот какими правами и властью были наделены наши коллеги в те времена. Это не полный список возможностей НКВД.

Только Ежов в те годы расстрелял 14 тысяч своих чекистов. Гражданское население стреляли миллионами. Это были люди, которые чем-то не угодили власти. Каждый третий в стране был врагом народа. А теперь представьте, что могли сделать с диверсантами-вредителями? Они были просто вне закона, другими словами — их можно было уничтожать без каких-либо ограничений.

Особое совещание давало десять лет лагерей за невыполнение постановления о сдаче личных радиоприемников. Вдумайтесь, - десять лет за радиоприемник.

В 1943 г. НКВД опять разделили, причем военную контрразведку выделили в самостоятельную структуру под названием СМЕРШ с непосредственным подчинением Сталину как наркому обороны. СМЕРШ обладал собственной следственной частью.

1-й отдел СМЕРШа контролировал Генштаб РККА, ГРУ и разведорганы фронтов и армий.

2-й отдел ведал ПВО, авиацией и ВДВ.

3-й отдел — танковыми войсками, артиллерией и гвардейскими минометами.

4-й отдел руководил агентурно-оперативной работой фронтов.

2-е отделение СМЕРШа занималось борьбой с дезертирством, изменами, самострелами и ведало заградительной службой.

4-е отделение ведало редакциями военных газет, трибуналами и военными ансамблями и академиями.

5-й отдел СМЕРШа отвечал за интендантское снабжение, медицину, перевозки.

6-й отдел занимался оперативным обслуживанием войск НКВД.

7-й отдел вел учет изменников Родины, шпионов, диверсантов, террористов, трусов, паникеров, дезертиров, самострельщиков и антисоветских элементов. (Если вы подпадали под один из пунктов, вас, естественно, расстреливали.)

Именно СМЕРШ сумел выйти победителем из битвы двух крупнейших разведок и контрразведок. Единственный, кого Сталин сумел противопоставить Берии, был Абакумов, глава СМЕРШа. Главное управление контрразведки СМЕРШа работало в составе и вместе с наступающей армией. Скажем так — на передке.

В статье написали это, чтобы стало понятно, что оперативник СМЕРШа в те годы это был полубог-получеловек. Они могли стрелять не из табельного оружия. И смершевцы, встретив подозреваемого в разведывательно-диверсионной деятельности, могли самостоятельно принять решение на задержание или уничтожение, неважно.

Знали об этом те люди, которых забрасывали в наш тыл? Знали. Они знали, что их ждет в случае провала и какими методами с ними будут бороться. И когда эти двое встречались, то ставкой были даже не их жизни. За диверсантом стояла сеть агентов, на создание которой уходили годы. За смершевцем — эффективность действия целых армий.

Подготовлены были оба хорошо. В чем заключалась эта подготовка? Набитые кентосы? Нет. Может поставленный удар ногой (лоу-кик)? Тоже нет. Богомолов бы так и написал, что, мол, у Мищенко был поставлен лоу-кик. Можно ли говорить здесь о специальной стрелковой школе СМЕРШа? Что, подписав указ о разделении НКВД на два наркомата и утвердив Меркулова руководителем НКГБ, а Абакумова главой ГУКР СМЕРШ, в 1943 г. Сталин также подписал указ о создании школы стрельбы СМЕРШа?! Это глупо. Что, капитан Алехин умел уворачиваться от пуль? Конечно, нет. Ничего этого не было. Не было никаких секретных техник. Как вы считаете, а было ли у них время на стрелковые тренировки?

Линия фронта для них проходила совсем иначе. Основная борьба, которую вели смершевцы, не велась пистолетами и гранатами. Она велась мозгами. А то, что методы силового задержания носили звериный, беспощадный характер (имеется в виду подсечки по ногам и другое, что было описано в романе Богомолова), так это было продиктовано войной. Да и удивительного в этом ничего нет. Скажу, что, выдергивая духов по адресам, еще пару-тройку лет назад (при попытке огневого сопротивления), спецназ творит еще и не такое. И все мы знаем, что стрельбой над ухом допрос не заканчивался, «холодный отжим» информации штука весьма многогранная.

Так почему наши коллеги вышли в августе 1944-го втроем брать троих матерых диверсантов. Трое на трое. Что-то они умели и знали такое, чего не умеем и не знаем мы.

Если в числе прочего мы отбросим военное время, их полномочия, мотивацию, идеологию и оставим сиюминутную необходимость, то что нужно прямо сейчас, чтобы выполнить боевую задачу? Умение владеть инициативой, собой и информацией — именно это давало им возможность выполнять свой долг. Все, что нужно для того, чтобы качать диверсанта, как маятник, так это знать оперативную обстановку, чувствовать ситуацию, понимать психологический портрет подозреваемого, все тонкости оперативной игры. Это и есть тот секрет, который сейчас пытаются втюхать нам в виде глупых телодвижений.

Оперативник раскачивает диверсанта, диверсант оперативника. Оба делают то, что лучше всего у них получается. Оба хотят жить. То один берет инициативу, то другой. Можно, конечно, сейчас сказать — зачем качать, можно просто арестовать подозреваемого и все. Можно, но будет потеряно время. А если вы вспомните, то на ликвидацию «Немана» дали всего сутки. Если бы капитан Алехин учился стрелять по-македонски и раскачиваться, как маятник, он бы никогда не взял бы группу «Неман». Он не сумел бы прокачать ситуацию. О какой стрельбе речь? Какие секретные техники? Зачем устраивать маскарад? Подумайте.

У тела человека больше сотни степеней свободы. Есть законы физики и химии. Есть психофизиология и биомеханика. Есть баллистика, внутренняя и внешняя. Еще есть тактико-технические характеристики оружия и боеприпаса. А чтобы переварить все это, нужен еще и мозг. Больше ничего нет.

Нет и не было никаких закрытых школ стрельбы СМЕРШа, которой обучали только руководящий состав и волкодавов. Если были методики, значит, были люди, значит, были документы. Где все это? Авторы книг утверждают, что они были утеряны, и теперь, по прошествии многих лет, им наконец удалось восстановить систему маятника.

Они не были утеряны. Их попросту не было. Был опыт, богатый опыт оперативно-боевой работы. В СМЕРШ набирали лучших. И недостатка в людях не было. Очень жесткий естественный отбор: тот, кто ошибался, тот погибал. Прибавьте к этому опыт войны, вот вам и волкодав. Оперативник СМЕРШа мог раскачать любого. Почитайте воспоминания старых СМЕРШевцев, и вы все поймете. Даже то, каким богатым языком написаны эти книги, говорит о многом.

Все эти бессовестные и провокационные, во многом бесчеловечные и коварные приемы борьбы передавались от более опытных к молодым. Они работали, они были эффективны. Может, они и назывались маятник, а может, как-то иначе. Это неважно. Важно, что они побеждали.

Никаких систем подготовки и уж тем более документов не было. Это просто легенда. По-детски наивная.

Как вы себе представляете утерю таких документов в структуре НКГБ-СМЕРШ-НКВД? Это невозможно просто по определению. Даже самые посредственные бумажки хранятся в архивах со времен царя Гороха. Какая утеря?

Есть ситуация. Есть оперативник, который владеет ситуацией. И кроме того, что просто писать бумажки в кабинете, он должен еще с оружием в руках брать и обязательно живьем тех, кого разрабатывает. Раскачать, раздергать, заставить проявить свою сущность. Это непростая задача. Зная, что сопротивление будет оказано. Прерывать огневой контакт запрещалось внутренними инструкциями. Возможно ли это сейчас? Ответ очевиден.

За провал операции офицеры отправлялись в штрафбат сроком от двух до шести месяцев. Это называлось малодушием. За это еще не стреляли. А вот если формулировка была, например: попустительство, халатность, трусость, расстреливали немедленно. А еще через неделю могли расстрелять всех членов семьи, включая детей от 14 лет. Поэтому было предпочтительней погибать в бою. Тогда семья получала паек и другие ценности того времени.

Человек, поставленный жизнью в такую ситуацию, выжимал максимум из возможностей своего организма. Он выживал в схватке. Приобретая опыт. С каждым разом становясь все более опасным противником. Он сам себе спецназовец, опер, следователь и судья. Такова была обстановка того времени. К тому же не забывайте, что коммунистическая идеология висела на каждом, как борода на ваххабите.

Маятник это детище СМЕРШа, но оно умерло вместе со своим родителем. Более того, среда обитания у них была одна — это война. В книге «В августе сорок четвертого» действительно написано про технические действия, но исполнял это один, отдельно взятый Таманцев. Сейчас, как и тогда, у каждого бойца, имеющего боевой опыт, есть свои любимые приемы ведения боя, которые помогают побеждать. Приемы, которые когда-то спасли ему жизнь. Своя программа действий, например на выкат гранаты. У каждого свое. Таманцев пританцовывал, как боксер, а Иванов Иван Иваныч носит с собой гранату РШГ-1.

И что теперь? Через 80 лет напишут о том секрете, которым обладал спецназ ФСБ в 2002 г.? Если уровень интеллекта не повысится, то напишут.

Извините, где и в каком отделе сегодня вы видели опера, который с оружием в руках пойдет на задержание? Я говорю здесь об операх ФСБ (в МВД почему-то такое запросто). Такое было возможно только во время первой и второй Чеченских войн. Сейчас этого нет. И оперов тех практически нет. И войны нет. И никто не бросается искать секреты, утерянные в годы чеченских кампаний. А почему? А потому, что их не было. Было время — были люди.

Теперь вернемся к уклонению от пуль. Можем дать гарантию того, что на расстоянии в 20 м и ближе из пистолета подготовленный стрелок в вас попадет столько раз, сколько ему будет необходимо, как бы вы не дергались. Возьмите листок и ручку и посчитайте, сколько мышц надо сократить, чтобы сделать шаг в сторону, умножьте на два, потому что, сокращая одну мышцу, мозг посылает сигнал к мышце-антагонисту на расслабление. Потом посчитайте шаг с уклоном. И сколько надо для того, чтобы навести оружие в точку прицеливания и нажать на спусковой крючок. Что больше? Вот вам и все уклонение. Скорость стрельбы хорошего стрелка (на примере ПМ) пять выстрелов в секунду.

В какую из сторон вы собираетесь уклониться? А если дистанция пять метров и стрельба без выноса на линию прицеливания, а от груди?

Несомненно, в ближнем бою скорость — один из самых главных показателей. Но есть еще один критерий. Самым метким, быстрым и сокрушительным выстрелом будет тот, который сделан вовремя. Выстрел, который привязан к данной ситуации. Знание и понимание ситуации, в которой вы оказались, даст вам возможность сделать этот выстрел. Этот выстрел никогда не пролетит мимо. Тот, кто взял инициативу в свои руки, это и есть победитель. Тот, кто качает маятник ситуации, тот и принимает решение.

Это и есть система маятника. Ею в совершенстве владеют хорошие следователи и опера. Братки на своих стрелках качают маятник так, что закачаешься. Только у них это называется «качать качели». Зэки, отсидевшие лет по десять, могут качнуть неплохо. Есть чему поучиться и у них. У них, как у смершевцев, от этого зависела жизнь. На зоне это называется «развести». В жизни, если у вас на полке книги данного содержания, значит, вас тоже развели авторы этих книг. Во всем разнообразии жизненных ситуаций работают одни и те же законы. Что в Шиловическом лесу в «Августе 44-го», что на зоне в августе 2007-го.

Скажите, а возможно, например, такое, что где-то в районе с. Ведено в лесу вы повстречаете подозреваемого в подрывах, нападениях на федералов, активного участника незаконных вооруженных формирований, полевого командира и тут же расколете их? И возьмете живыми. Пусть даже не всех, но все же. И сделаете это втроем. Получится?

Сегодня в спецназе нет таких людей, у которых получится. Как нет и таких ситуаций. Это и есть ответ на все вопросы.

Сегодня по трем бородатым мужикам сидящий на соседней высоте спецназ наведет артиллерию. Артиллерия уничтожит все живое в этом квадрате. Затем туда пойдет группа разведки, подрываясь на своих растяжках. Бравый командир полка за эвакуацию раненого, которого не довезут, получит орден Мужества. Вот и вся война.

А вот когда такое будет возможно, тогда появится и маятник, в том виде, в каком он дошел до нас со страниц богомоловского романа. Появится даже Таманцев, только фамилия у него будет другая. А пока не мучайте себя и не смешите друзей. И когда будете на стрелковых сборах в Специальном учебном центре, не задавайте никому этих вопросов.

Поверьте на слово, когда взрослый детина пытается пританцовывать в тире, как смершевец, и спрашивает при этом: «Ну как? А вот так если? А так? Тяжело целиться?», - это кошмарное зрелище. А если учесть, что дома у него двое детей, то становится бесконечно стыдно за эту жертву маятника.

Нужно, конечно же, разделять желание авторов секретных книжек верить в лучшее, что все пули пролетят мимо, потому что мы уклонимся от них. Но надо смотреть суровым фактам в лицо.

Сегодня в спецназе очень много случайных людей. Чеченские кампании открыли дорогу глупым и необразованным. Поступая на службу в ФСБ, в состав комендантской службы Чеченского управления, что совсем несложно, эти люди уже очень скоро всплывают в составах боевых групп ОСОМ и Региональных служб. Это ошибка природы. Еще через год они начинают передавать свой «опыт» молодым. В числе прочего передаются знания, полученные из книг про маятник и других «секретных» источников. Когда эти люди приезжают на сборы, то ощущение такое, как будто они, не переставая, бредят. Тяжелый бред на околострелковую тему. А когда они берут в руки оружие, то лучше уходить из тира. За последние полгода эти «волкодавы» стреляли в инструктора уже дважды. Оба раза мимо.

Информация о способах уклонений и стрельбы по технике СМЕРШа, это диверсия. И никак иначе. Если предположить, что была своя техника стрельбы у СМЕРШа, то значит, была еще техника стрельбы у ГУЛАГа, техника стрельбы Судоплатова, техника стрельбы подчиненных Л. П. Берии. У каждого ведомства, которое вело борьбу с внешним врагом, должна была быть своя секретная техника стрельбы. Это логично предположить. Но ведь этого не было. Не в состоянии отделить ложь от истины, иные верят всему. И очень сильно удивляются, когда узнают, что волна звука может догнать пулю.

Воссоздать то, что было в Великую Отечественную, до нее и при царе Горохе, нельзя по уже понятным причинам. И говоря прямо, необходимости в этом сейчас нет. В стрельбе сейчас достаточно других проблем. Спортивная стрельба с 25 метров пропитала костный мозг руководителей подразделений. Да и они, по большому счету, не виноваты. Должностей инструкторов просто нет.

Однако, нужно заметить, что подобные работы ведутся. Эффективные системы поведения в предбоевых и боевых ситуациях постоянно шлифуются. Они еще не оформлены официально. Но планы занятий и планы конспектов есть, и они подписаны соответствующими руководителями. Все обкатывается на сотрудниках оперативных и силовых подразделений. И все работает. Удачу можно сделать закономерностью и склонить на свою сторону. Надо просто знать, как это делать.

Для гражданских готовятся курсы активной обороны. Правда, Уголовный кодекс на ближний бой влияет гораздо сильнее, чем ТТХ оружия. Но с этим жить можно. И заметьте, никаких секретов. Просто, работа без остановок.

Сегодня почти всегда на соревнованиях по практической стрельбе побеждают гражданские люди. Что в категории пистолет, что в карабине. Из чего видно — население стреляет лучше тех, кто призван защищать это население от врага внешнего и внутреннего.

Боестолкновения перемещаются в города, в квартиры, стрельба ведется при больших скоплениях людей. А спецназ по-прежнему жжет свои «три плюс десять». Не везде, конечно. Известны факты существований подразделений, в которых стрельба из коротких стволов уже давно не рассматривается как заунывное вышибание баллов. Как правило, это заслуга энтузиастов-одиночек. Таких, как Седой («А», Москва), Юрист и Беркут («А», Краснодар). Эти люди напоминают маленькие буксиры, которые толкают огромный танкер в нужном направлении.

Стрельба в специальных подразделениях заслуживает серьезного к себе отношения. Серьезное отношение это не значит заинструктировать до обморока или записать ТТХ ПМа в секретную тетрадь, а потом переписать из старой тетради в новую. Это присутствует. Однажды один из интрукторов по стрелковой подготовке лично слышал (лучше бы не слышал), как один командир объяснял подчиненным, что при стрельбе из АК с первого на третий этаж надо брать поправку. (Какую?!) Бойцы покорно качали головами и брали поправки. А ведь это уже клиника. И это несерьезное отношение.

Выстрелом заканчиваются все операции по спасению заложников, практически все операции по Северному Кавказу.

И убеждать вас лишний раз в этом не было целью данной статьи.

Очевидно, что данная статья написана где-то даже грубо. И кто-то, узнав себя и свои мысли, обидится. Ну что ж. Совпадения не случайны. Писали с живых людей. Пока еще живых. Потому, что ошибки в нашей работе стоят дорого. Надо уметь пользоваться оружием, если взял его в руки. А слово «уметь» происходит от слова «ум».

Остается надеется, что после публикации этой статьи у нас появится еще больше единомышленников. Известно, что многие инструкторы ведут работу в направлении выработки эффективных тактических и стрелковых приемов. Ваши разработки необходимы не только вам, они нужны всему думающему спецназу.

Автор: Майор «ВЕТЕР» (Специальный учебный центр Управления ФСБ России)
Источник: «Оружие»

Комментариев нет:

Отправить комментарий