Поиск по этому блогу

четверг, 23 июня 2016 г.

Ближний Восток – истоки террора

Истоки террораКогда-то, на просторах Интернета нашел интересную статью, которая не оставила меня равнодушным. Поэтому решил ее опубликовать. Выводы делайте сами.

Казалось бы, усилия произраильского лобби навсегда приучили мировое сообщество к тому, что в непрекращающейся в Палестине войне роли распределяются следующим образом: палестинцы — террористы, а израильтяне — жертвы террора. Но в свете сегодняшних событий в секторе Газа, где армия Израиля уничтожила более тысячи мирных жителей с откровенно террористическими целями: запугать и сломить администрацию сектора и поддерживающее ее население, эта формула вызывает сомнение у большого числа людей.



Но более глубокое понимание происходящего на Святой Земле мы получим, если совершим небольшой экскурс в историю к моменту создания государства Израиль и событиям этому предшествующим. А также поближе познакомимся с биографиями его отцов-основателей. Немало интересной информации на эту тему сообщает, в частности, сайт Русской общины в Израиле.

Британская крыша


Как известно, в 1922-1923 гг. Великобритания, получив мандат Лиги наций, установила контроль над Палестиной. Арабское население, долго боровшееся против турецкого владычества, не выразило восторга по поводу смены оккупантов, и тогда Англия решила «укомплектовать» Палестину населением, готовым выполнять функции стража британских интересов, и всячески поощряла еврейскую колонизацию. Это одна из версий. Согласно другой, причиной британской поддержки еврейского переселения стали сильные позиции сионистов в руководстве и экономике Соединенного Королевства. Впрочем, эти версии, скорее всего, дополняют одна другую.

Газета «Манчестер Гардиан» писала по этому поводу: «После того как Палестина полностью перейдет под наш контроль, мы должны посвятить свои усилия концентрации там еврейского населения». Ей вторила «Айриш таймс», которая, развивая тему, подчеркивала, что «с точки зрения британских интересов защиту Суэцкого канала лучше всего осуществлять путем сосредоточения в Палестине населения, расположенного к нам».

Лидеры сионизма всячески культивировали подобные настроения, но требовали взамен права на применение силы. «Мы знаем, что вы ожидаете от нас,- хотите, чтобы мы охраняли Суэцкий канал. Мы должны охранять ваш путь в Индию через Ближний Восток. Мы готовы выполнять такую трудную задачу, однако необходимо, чтобы вы разрешили стать нам силой, для того чтобы мы смогли выполнять свой долг»,- четко сформулировал в 20-х гг. взаимные обязательства сторон Макс Hордау.

Однако простые колонисты не очень-то хотели отправляться в далекую Палестину, чтобы возделывать каменистую, выжженную солнцем почву «земли обетованной». За год до прихода к власти Гитлера еврейское население Палестины достигло нескольким более 19% от общего числа населения страны. Это был тот предельный рубеж, которого за 35 лет ценой огромных усилий и материальных затрат смогли достигнуть сионисты и британские власти.

Характеризуя ситуацию в Палестине, Ахад Гаам — один из видных сионистов, писал после поездки в Палестину: «Мы считаем, что все арабы — это дикари, живущие как животные и не понимающие, что происходит вокруг них. Это, однако, глубокое заблуждение».

И далее: «Что же на самом деле наши братья творят в Палестине? Евреи обращаются с арабами жестоко, лишают их законных прав, оскорбляют их без всякой на то причины и даже хвастаются своими деяниями. А среди нас не находится никого, кто бы выступил против этой отвратительной и опасной склонности».

Ахад Гаам уходил «на покой» и, видимо, мог позволить себе быть на закате лет откровенным. Он был достаточно прозорлив, чтобы предвидеть, к каким трагическим результатам могут привести, в конечном счете, презрение и ненависть к исконному населению Палестины. Однако другие лидеры сионизма придерживались иной точки зрения. «Что до вопроса о безопасности,- рассуждал Владимир Жаботинский, выступая перед Британской королевской комиссией, - то такой ли нации, как ваша, нации, имеющей колоссальный колониальный опыт прошлого, не знать, что колонизация никогда не проходит гладко, без столкновения с населением на местах. Легализуйте нашу самооборону, как вы это делаете в Кении».

К еврейским отрядам «самообороны» был прикомандирован опытный английский разведчик Орд Чарльз Уингейт. Перед ним была поставлена цель — превратить эти отряды в профессиональные карательные единицы. Боевики сгоняли арабов с принадлежащих им исконных земель и подавляли вспыхивавшие очаги восстаний.

Отряды Уингейта были созданы не только с целью ликвидации партизанской войны (применяя ту же тактику), но также для охраны ценного имперского объекта — иракского нефтепровода, конечным пунктом которого был порт Хайфа.

«Хагана» — так назывались вооруженные силы еврейских колонистов. Одним из видных руководителей их был Фейфель Полкес, являвшийся одновременно начальником резидентуры германской разведки в Палестине и Сирии. «Агент Райхерт,- писал по этому поводу журнал „Шпигель“ в номере от 19 декабря 1966 года,- из германского бюро информации в Палестине держал связь с одним из ведущих деятелей тайной сионистской организации, которая, как ничто другое (за исключение английской разведки), занимала германскую разведку. Эта организация называлась „Хагана“. В главном штабе этой законспирированной армии работал Фейфель Полкес. В его ведении находилось управление всем аппаратом безопасности палестинских евреев».

Во всей этой истории нам интересно то, каким образом была создана вооруженная сеть, кто и зачем готовил кадры боевиков, развернувших впоследствии против своих же учителей-англичан диверсионную и террористическую деятельность.

Когда в Германии нарастали репрессии против евреев, в том же Берлине при поддержке нацистов вовсю работал так называемый Палестинский офис, занимавшийся при непосредственном участии будущего премьер-министра Израиля Леви Эшколя «сортировкой» беженцев. Джон и Давид Кимши, авторы книги «Тайные пути», свидетельствуют, что палестинские эмиссары «приезжали в нацистскую Германию не для того, чтобы спасать просто немецких евреев; они отбирали молодых мужчин и женщин, готовых направиться в Палестину, чтобы стать пионерами, бороться и... воевать».

В результате обоюдовыгодного сотрудничества нацистов и сионистов для многих тысяч евреев, представлявших интерес в качестве будущих колонистов и проживавших в Рейхе, путь лежал либо в лагерь, либо в пункт «по переподготовке» и далее прямой дорогой в Палестину. «В национальных еврейских кругах,- писал один из руководителей немецкой разведки Хаген, ссылаясь на мнение Полкеса,- очень довольны радикальной германской политикой в отношении евреев, потому что с ее помощью увеличивается еврейское население в Палестине, так что в недалеком будущем можно будет рассчитывать на перевес евреев над арабами».

Англичане опомнились только в 1939 году, когда обнаружили, что их еврейские партнеры одновременно ведут игру с Германией и Америкой. В качестве воспитательной меры Лондон принимает в том же году закон о резком ограничении эмиграции евреев в Палестину и одновременно стремится склонить верхушку местного арабского населения к организации столкновений с еврейскими колонистами. «Хагана» ответила началом террора, который, прекратившись в первые годы войны, в 1944 году вспыхнул с новой силой.

Все организаторы террора теперь — «национальные герои». Оно и понятно. Если бы не террор, который был ими развязан против англичан и арабов, то еврейское государство в Палестине вряд ли бы появилось.

Дедушка еврейского терроризма


Одним из идеологов и практиков террора был Менахем Бегин, будущий премьер-министр Израиля, получивший даже Hобелевскую премию мира. Пожалуй, биография этого человека лучше отражает суть и методы, посредством которых было построено еврейское государство.

Бегин родился 16 августа 1913 г. в польском городе Брест-Литовск в семье старшины местной еврейской общины Вольфа Бегина и Хаси Коссовской. Отец работал в банке, мать вела хозяйство.

До войны 70% местного населения здесь составляли евреи. Здесь было полно синагог, еврейских школ, театров, лавок и магазинов. В 1944 г. из 30 тыс. евреев в Бресте уцелело не больше десяти человек. Погибли и родители Бегина, его брат и сестра, почти все родственники и друзья.

Начальное образование Бегин получил в еврейской школе Мизрахи, а среднее — в польской. В 1931 г. он поступил в Варшавский университет, который окончил через четыре года, получив диплом юриста и ученую степень доктора права.

С детства Менахем воспринял убежденность отца, считавшего, что евреям суждено вернуться «на родину предков» — в Израиль. В 10-летнем возрасте он поступил в скаутскую организацию «Hashomer Hatzair», которая готовила молодежь к жизни в Палестине. В тринадцать познакомился с Владимиром Жаботинским, главным идеологом сионизма, призывавшим к немедленным и решительным действиям по созданию еврейского государства. Спустя 50 лет Бегин именно на могиле Жаботинского произнес клятву израильского премьер-министра.

В 1929 г. Бегин вступил в «Betar», а уже в 1932 г. возглавил организационный отдел этого военизированного молодежного формирования в Польше. Не зная отдыха, как заведенный, он разъезжал по Польше, писал множество статей для левой прессы и рекрутировал в ряды организации новых членов (перед войной в «Betar» входило более 70 тыс. человек).

Успехи Бегина были налицо, и старшие товарищи перебросили его для налаживания работы в Чехословакию, где он также возглавлял молодежное сионистское движение, будучи генеральным секретарем местного отделения «Betar».

Из членов организации — так было в Польше, продолжилось и в Чехословакии — Бегин формировал группы добровольцев, так называемых «пионеров» (халуцим). Они направлялись в Палестину в качестве нелегальных эмигрантов для участия в ее колонизации.

Вернувшись в Польшу, Бегин возглавил массовую демонстрацию протеста. Она была проведена как раз напротив окон Британской миссии в Варшаве. Сионисты протестовали против ограничения еврейской эмиграции в Палестину — подмандатную территорию английской короны. Тогда же Бегин был арестован и провел несколько месяцев в тюрьме.

Ему было 26 лет, когда началась Вторая мировая война. Немцы рвались к Варшаве, сминая сопротивление польской армии. Бегин вместе с семьей бежал в Вильно — новую столицу Литвы, надеясь оттуда перебраться в Палестину.

После присоединения Литвы к Советскому Союзу Бегин был вновь арестован, на этот раз им заинтересовались органы HКВД. 1 апреля 1940 года ему объявили приговор — восемь лет лагерей, Сибирь. Находясь в Печорлаге, Бегин попал под амнистию, которую в 1941 г. дал Сталин тысячам польских заключенных, из которых советское правительство надеялось составить новую польскую армию под командованием генерала Андерса. Но польское эмигрантское правительство в Лондоне решило иначе, и генерал Андерс вывел свою армию на Ближний Восток.

Оказавшись в Палестине, где была дислоцирована его часть, Бегин просто дезертировал из армии и возобновил активную деятельность в «Betar», возглавив ее группу в Иерусалиме.

В этот момент там существовало несколько еврейских организаций. Все они мечтали создать на Ближнем Востоке еврейское государство. Одной из таких боевых групп была «Irgun Zvati Leumi» («Hациональная военная организация»), известная под еврейским именем «Etzel». Свою биографию ИЦЛ вела от «Хашомер» (охранники) — военной организации евреев Палестины, созданной Жаботинским. После того, как англичане распустили ее, активисты «Хашомер» вошли в созданную в 1920 г. организацию «Хагана» (Вооруженная сила еврейской обороны). В связи с возникшими разногласиями сторонники Жаботинского отделились, создав в 1937 г. новую структуру — «Хагана бет», переименованную позднее в «Иргун цвай леуми» (ИЦЛ).

Организация вела до 1939 г. террористическую войну против британского персонала в Палестине (т. е. по сравнению с Хаганой это были конченые «отморозки»). Ее жертвами становились и арабы. Так, например, в 1939 г. некие Ири и Яков установили на базаре снаряд, начиненный болтами. В результате взрыва были многочисленные жертвы.

Первоначально во главе ИЦЛ стояли Меир Берлин и Израиль Коках, а с 1943 года — Менахем Бегин, который «вдохнул в нее жизнь». К ИЦЛ примкнула «Betar».

Бегин считал необходимым путем самых радикальных мер претворять в жизнь Билтморскую программу, требовавшую создания еврейского государства на всей подмандатной Палестине. Эта программа была одобрена на конференции Сионистских организаций Америки с участием представителей движения из других стран, состоявшейся в нью-йоркском отеле «Билтмор», отсюда ее название. Основным автором программы был Давид Бен Гурион.

Дебют


12 февраля 1944 г. в Иерусалиме, Тель-Авиве и Хайфе были взорваны английские эмиграционные ведомства, мешавшие выезду евреев в Палестину. Через две недели в тех же городах взлетели на воздух конторы налоговых служб. Погибло шесть британских чиновников и два террориста.

В августе террористами ИЦЛ был убит британский министр по делам Ближнего Востока Гарольд Мак-Майкл. Покушение произошло в столице Египта, Каире, и вызвало большой переполох.

Вместе с ИЦЛ террористическую деятельность развернули «ударные роты» Хаганы и «Пальмаха» (аббревиатура от начальных букв слов на иврите «плугот махац» — ударные роты, отряды). Они были созданы в 1941 году на регулярной основе.

Один из командиров «Пальмаха» И. Аллон писал впоследствии, что цель военных действий Хаганы заключалась не в том, чтобы уничтожить британские силы в Палестине, а в том, чтобы раз и навсегда убедить Уайт-холл, что без согласия евреев Англия не сможет иметь Палестину как надежную и необходимую ей базу в этом важном регионе.

Оружие и деньги сионисты добывали как путем рэкета — в дореволюционной России левые террористы называли его «революционным налогом»,- так и прибегая к банальному разбою и грабежам. Однажды боевики остановили и ограбили поезд, который вез рабочим заработную плату. Еще одна громкая акция — похищение бриллиантов на сумму 38 тыс. английских фунтов. Случалось, что во время эксов гибли мирные евреи.

4 октября 1945 г. радио «Голос Израиля» начало пропагандистскую кампанию в поддержку вооруженной борьбы против британской армии.

До 1947 г. Бегин с женой и детьми находился в подполье, часто менял внешность и пользовался фальшивыми документами. Под его руководством еврейские террористы минировали кафе, отели, автомобили, нападали на британские гарнизоны и уничтожали военную технику. В ответ англичане устраивали карательные акции, пытаясь накрыть террористическое подполье.

29 июня 1946 г. англичане начали против еврейских террористов операцию под кодовым названием «Агата». В ней они задействовали практически все силы, находившиеся тогда в Палестине. По всей стране вступил в действие комендантский час. Около трех тысяч активистов легальных сионистских организаций отправились за решетку. Были захвачены военные арсеналы боевиков. В ответ ИЦЛ взорвала бомбу в шикарном отеле «Царь Давид», расположенном в Иерусалиме. В его южном крыле размещалась штаб-квартира британской администрации, военная полиция и отдел специальных расследований. Взрыв прогремел в понедельник, 21 июля, в разгар рабочего дня. Неделю бригады спасателей разгребали обломки, под которыми были обнаружены тела двухсот погибших.

В результате этого преступления меньше всего пострадали военные, поскольку жертвами стали клерки, машинистки, уборщицы, курьеры. Среди погибших и раненых — арабы, англичане, евреи, американцы.

Подпольная радиостанция ИЦЛ цинично заявила, что организация сожалеет о погибших евреях. В то же время Бегин — человек, по приказу которого был осуществлен этот варварский акт, обвинил во всем администрацию отеля! Она, оказывается, не вняла предупреждению террористов, полученному за 25 минут до взрыва.

Британские власти назначили вознаграждение в размере 10 тыс. фунтов стерлингов за любую информацию, которая поможет арестовать дезертира из польской армии Менахема Бегина, повинного в смерти сотен людей, но тот избежал ареста, скрывшись в Тель-Авиве.

1 марта 1947 г. совершено нападение на офицерский клуб в Иерусалиме. Убито и ранено около 80 человек. В том же месяце взорвано одно из зданий британской администрации. В апреле следующего года боевики ИЦЛ взорвали отели в Иерусалиме и еще одном городе.

Летом 1947 г. боевики ИЦЛ напали на британскую тюрьму. Тогда англичанам удалось захватить 15 террористов. Троих позже повесили. В отместку люди Бегина казнили заложников — двух английских военных (через 35 лет выяснилось, что один из казненных был евреем).

Когда до Британских островов дошла информация о казни, поднялась волна негодования. Англичане, жившие в Тель-Авиве, устроили еврейский погром, сопровождавшийся человеческими жертвами. Даже через десятилетия отношение среди английских правых к Бегину не изменилось. Маргарет Тэтчер как-то заявила, что никогда не подаст руки убийце английских солдат.

Террористические акты предпринимались также против находящихся за пределами Палестины англичан, каким-либо образом действующих против организации еврейского государства. Теракты совершались, как правило, с помощью бомб-посылок. Помимо англичан, сионисты вели террор и на арабском направлении. В июле 1947 г. в качестве «министра обороны» Бен Гурион «издал приказ по вооруженным отрядам Хаганы», в котором подчеркивалось, что «Хагана будет главным и решающим фактором», поскольку «арабскую агрессию можно встретить лишь силой оружия, и невозможно никакое иное решение, кроме решения, которое способно принести еврейское оружие».

Бен Гурион издавал циркуляры, а боевики из ИЦЛ продолжали заниматься любимым делом — убивать «гоев». 4 января 1948 г. они устроили взрыв в здании генерального штаба Арабского национального комитета.

8 апреля происходит массовое убийство арабов в деревне Дейр-Яссин отрядами ИЦЛ и «Штерн». Погибло 350 мирных жителей. Руководили кровавой акцией будущие израильские премьеры — Бегин и Шамир, «гордость нации».

Причина, по которой такое преступление стало возможным, проста: в августе 1947 г. действие британского мандата в Палестине было приостановлено, а вскоре на карте мира появилось новое (пока еще не признанное) образование — Государство Израиль. Бегин смог выйти из подполья, а британцы уже не могли обеспечивать порядок в Палестине.

22 июня 1948 года ИЦЛ объявила о самороспуске. Бегин переквалифицировался в политика. Он создал партию «Херут» («Свобода»), которая выбросила лозунг: «Бог избрал нас, чтобы править!» Одновременно не прекращались террористические акты против арабского населения Палестины. Пик насилия пришелся на декабрь 1948 г.

7 декабря. Взрыв на рынке в Хайфе.

11 декабря. Взрыв арабских автобусов в Хайфе, Тире, Газе и Хевроне. Большое число жертв.

13 декабря. Hовые взрывы пассажирских автобусов. Убито 16 человек, 67 получили ранения разной степени тяжести.

15 декабря. Серия нападений еврейских боевиков на арабов.

Террористы становятся политиками


На первых выборах в Кнессет Бегин возглавил список своей партии и получил депутатский мандат. Тридцать лет его избирали членом израильского парламента, где он прославился скандалами и дикими выходками.

Конечно, Бегин был неудобен, ибо он предавал огласке планы сионистов, раздражая мировое общественное мнение. Так, выступая 28 октября 1958 г. перед представителями израильской армии, он сказал: «Вы, израэлиты, не должны быть сердобольными, когда убиваете своего врага. Вы не должны сочувствовать ему до тех пор, пока мы не уничтожим так называемую арабскую культуру, на развалинах которой мы построим свою собственную цивилизацию».

Порой в пылу полемики Бегин и его сторонники проговаривались, раскрывая то, чего по определению не должны знать непосвященные люди. Однажды газета «Херут», орган одноименной партии Бегина, рассматривая вопрос о массовых «зачистках» еврейского населения в Рейхе, задалась вопросам: «Как объяснить факт молчания руководителей Еврейского агентства, находившихся в Палестине вождей сионизма? Почему они не протестовали, почему не подняли шум на весь мир, почему их „тайная“ радиостанция „Хаганы“ не призвала евреев из гетто, лагерей и местечек искать спасения в лесах, восстать, бороться, пытаться спастись? Своим молчанием они сотрудничали с врагами не в меньшей степени, чем те негодяи, которые передавали немцам списки обреченных на смерть. История еще оценит, не был ли сам факт существования предательского Еврейского агентства помощью для нацистов. И когда история на правах судьи будет судить юденраты и еврейскую полицию, она будет судить также руководителей агентства и вождей сионистского движения».

Премьер-министр Бен Гурион, как истинный эстет, относился к мяснику Бегину с отвращением. Как-то, увидев лидера «Херут» в открытом лимузине в окружении затянутых в кожу молодцев на мотоциклах, Бен Гурион сравнил его с Гитлером. Однажды, во время словесной перепалки в Кнессете, глава государства не выдержал: «Hе смейте прерывать меня! У вас пока еще нет ни ЧК, ни гестапо».

«В середине 70-х,- пишет журнал „Профиль“,- публичное поведение Бегина изменилось. Возраст всегда идет на пользу дирижерам и террористам. Разменяв седьмой десяток лет, он больше не устраивал скандалы и провокации, не задирал парламентариев. Стал приветлив с журналистами. Слегка пополнел, поседел, полысел, бросил курить. В 1977 г. он построил свою предвыборную кампанию на том, что является единственным не коррумпированным человеком в истеблишменте, хорошим семьянином и решительным политиком. Избирателям рассказывали о скромной 2-комнатной квартирке, в которой Бегин с женой и детьми жил с 1947 г.».

20 июня 1977 г. Менахем Бегин, возглавлявший партию «Ликуд» (правый блок), выиграл выборы в Кнессет и, сформировав новое правительство, стал премьер-министром.

После подписания в Кэмп-Дэвиде условий будущего мира, на которые после поражения в войне вынужден был согласиться Египет, Бегин, бывший террорист, убийца, получил в 1978 г. Нобелевскую премию.

Свое «миролюбие» Бегин продемонстрировал еще раз в июле 1982 г., во время агрессии Израиля в Южном Ливане. При попустительстве Бегина ливанские фалангисты устроили массовую резню в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатилла. Весь мир содрогнулся от увиденных кадров, запечатлевших жуткие мгновения.

Роль израильских силовых структур, блокировавших по внешнему контуру лагеря беженцев, осталась за кадром репортажей и информационных сообщений. После того, как фалангисты сделали свое дело и стали отходить, они неожиданно для себя попали под шквальный огонь. Не многим удалось тогда спастись. Так израильтяне расправились со своими союзниками, которые стали излишни.

Еврейские сподвижники Шеленберга


К террористам в Израиле всегда было особое отношение. Нельзя же, согласитесь, выкинуть целый кусок истории. Несмотря на все мерзости, совершенные ими,- они герои, ибо действовали в интересах еврейской нации. Правда, мы это уже встречали в XX веке, в стране Гете и Шиллера, где принцип крови оказался превыше всего.

Кстати, были среди сионистов откровенные сторонники опоры на фашистскую Германию. Речь идет о «группе Штерн» («Lehi» — Lohame Herut Yisrael, или «Борцы за свободу Израиля»). Организация была основана Аврахамом Штерном в составе «Иргун цвай леуми». В 1940 г. она выделилась в самостоятельную террористическую единицу и насчитывала до 200 боевиков, разделенных на тройки.

Боевики «группы Штерн» совершали нападения на британских чиновников, военных и полицейских в Палестине, устраивали диверсии на железных дорогах, в аэропортах и на различных стратегических объектах.

Некоторое время «группа Штерн» рассматривала возможность привлечения помощи Рейха в борьбе с англичанами, но поражения немцев на Восточном фронте поставили на этих планах жирный крест.

В 1942 г. агентами полиции был убит Штерн, многие лидеры организации оказались в наручниках. В новое руководство, состоявшее из трех человек, вошли: Ицхак Шамир (руководитель террористических акций), Фридман-Елин (внешние связи) и доктор Шауб.

6 ноября 1944 г. в Каире боевики «группы Штерн» убили британского министра-резидента на Ближнем Востоке лорда Вальтера Гиннеса Мойона. Убийцы были казнены. Знаменательно, что после создания еврейского государства, террористы стали национальными героями и посмертно были произведены в майоры. За их смерть в июле 1946 г. в Hетании были похищены и повешены два британских солдата.

Еще один громкий теракт, совершенный «группой Штерн»,- убийство 17 сентября 1948 г. графа Ф. Бернадотта, шведа по национальности, и французского полковника Серо. Причиной покушения на графа стали его планы уменьшения территории Израиля.

За это преступление Hатан Фридман-Елин был осужден на 5 лет, но вскоре вышел на свободу по амнистии! После создания Государства Израиль он и его коллеги по «группе Штерн» влились в состав регулярной армии. Итак, подведем некоторые итоги. Современный терроризм, в его нынешнем виде, сформировался на Ближнем Востоке. Терроризм одиночек, действовавших на свой страх и риск, навсегда ушел в прошлое. Речь идет о совершенно другом масштабе, где в борьбе за мировое лидерство сталкиваются разные цивилизации. Терроризм стал формой этой жестокой и кровавой борьбы. Основоположниками и духовными вдохновителями массового терроризма с полным основанием можно назвать борцов за создание государства Израиль.

Более того, нынешняя операция в Газе более чем красноречиво говорит о том, что изменились отнюдь не методы, а техническое исполнение — сегодня вместо кустарных бомб, начиненных гайками, израильтяне уничтожают арабов с фосфорными и кассетными бомбами, направляя их на цель с помощью систем JPS.

Источник: Центр Политической Свободы (http://www.politsvoboda.ru)

Комментариев нет:

Отправить комментарий