Поиск по этому блогу

понедельник, 13 июня 2016 г.

Бесприцельная стрельба из пистолета

Бесприцельная стрельба из пистолетаВ ближнем бою огонь ведется с коротких дистанций, нередко в упор. Причем из-за большого числа укрытий и препятствий стрельба осложняется кратковременным, нерегулярным появлением (мельканием) цели. В таких условиях боец обязан чутко реагировать на мельчайшие изменения обстановки. Однако «сквозь прорезь прицела» всех деталей не увидишь. Стрелок отрывает взгляд от мушки и... теряет линию прицеливания. Теперь при внезапном столкновении с противником прицельно выстрелить почти невозможно. Нет времени.

Итак, главный «враг» прицельной стрельбы — дефицит времени. Выход очевиден — экономия каждой секунды, каждого мгновения.



Добиться этого можно двумя путями: либо довести стрелковые движения до ювелирной точности, либо исключить (совместить) отдельные фазы стрельбы.

Каждое движение стрелка должно быть безупречным, в этом сомнений нет. И тем не менее прицельный выстрел нельзя произвести раньше, чем будут подавлены непроизвольные сбивающие движения в контурах стабилизации, коррекции и прицеливания. Так что возможности первого пути ограничены.

Остается второй путь.

Единственным кандидатом на исключение является прицеливание.

Но возможно ли произвести точный выстрел (кроме выстрела в упор), не увидев противника сквозь прорезь прицела, не взяв его «на мушку»? Что за вопрос! — воскликнет искушенный читатель и назовет имена по меньшей мере десятка поистине легендарных стрелков. Все верно. Но в этом посте не идет речь ни о выдающихся способностях, ни об исключительном даре, ни о таланте от бога. Нас больше интересует реальная возможность настойчивого и терпеливого стрелка освоить технику стрельбы без традиционного прицеливания.

Начнем с того, что бой — не спортивное состязание. Главное в бою — уничтожить противника, а не набрать максимум очков. А для этого необязательно «класть в яблочко» пулю за пулей. Достаточно поразить любой жизненно важный орган противника.

Большинство видов активной деятельности человек осуществляет сохраняя вертикальное положение тела. Все жизненно важные органы человека размещены вдоль позвоночника — вертикальной оси туловища. Это позволяет считать цель не точкой (как в прицельной стрельбе), а вертикальной линией в центре силуэта противника. Но даже такое небольшое допущение способно качественно изменить стрелковую ситуацию. На самом деле, если для каждой точки прицеливания существует только одна — единственная «попадающая» траектория, то для попадания в линию таких траекторий бесконечно много. Все «попадающие» траектории образуют своеобразный «поражающий веер». А прицеливание из задачи совмещения трех точек на одной линии, превращается в задачу наведения поражающего веера на вертикальную ось силуэта противника — «нацеливание» (рис. 1).

Нацеливание на вертикальную ось силуэта противника
Рисунок 1. "Нацеливание" на вертикальную ось силуэта противника

При традиционной стрельбе нужно прицелиться — совместить на одной линии мушку, прорезь целика и цель. Стреляя бесприцельно, необходимо «нацелиться» — навести поражающий веер оружия на вертикальную ось силуэта противника.

Но прежде чем рассмотреть детали технического исполнения бесприцельной стрельбы, остановимся на некоторых важных особенностях организма человека.

Каждому из нас не составляет труда закрыв глаза коснуться рукой практически любой точки своего тела. Однако не все задумывались, за счет чего это достигается.

Центральная нервная система человека каждое мгновение располагает информацией о положении в пространстве всего тела в целом и каждой его части в отдельности. Миллиарды чувствительных элементов, расположенных по всему телу, непрерывно шлют сообщения в головной мозг о состоянии и изменении каждого суставного угла, о степени напряжения каждого мышечного волокна. Из этого сонма сигналов складывается точнейшая целостная картина — «схема тела». Именно благодаря этой «схеме», человек всегда знает, какое положение занимает его тело и каким образом изменяется взаимное расположение его отдельных частей.

Немного хуже человеком освоено пространство, отдаленное от него на расстояние «вытянутой руки». В этой области промахи хоть и редки, но уже возможны, особенно если затруднен визуальный контроль за осуществляемыми действиями. Проще всего это проверить, если, глядя в зеркало, попытаться взять что-либо со стола. Дело в том, что, когда человек тянется к какому-либо предмету, центральная нервная система, используя зрение, непрерывно корректирует, уточняет траекторию движения руки, «наводит» ее на цель (работает контур коррекции).

Аналогичный механизм используется и для прицеливания. Ровная мушка удерживается на цели исключительно благодаря неусыпному зрительному контролю (контур прицеливания). Но именно отсутствие зрительного контроля за точностью наведения пистолета является главным отличительным признаком бесприцельной стрельбы.

Возникает закономерный вопрос: если во время бесприцельного выстрела, контур прицеливания и контур коррекции не могут установить и сохранить визуальный контакт «ровной мушки» с целью, то каким же образом стреляют признанные мастера?

Простого ответа на этот вопрос не существует. Пока ясно одно: чтобы не глядя на пистолет, направить его на цель, требуется дополнительный контур управления стрелковыми движениями —«контур нацеливания». В своей работе он должен использовать принципиально иной физиологический механизм, а именно, способность человека «ощущать» окружающее пространство, умение ориентироваться в нем, «привязываться» к нему. Необходимые для формирования контура нацеливания свойства и качества в той или иной мере имеются у каждого. Нужно лишь высвободить природные способности, «обострить» и задействовать их при стрельбе. Но это почти невозможно, если неизвестны принципы функционирования механизма ориентации. Для того, чтобы прояснить все необходимые детали, нужно ответить на три вопроса. Как человек воспринимает окружающее пространство? Каким образом человек ориентируется в пространстве? Как, не глядя на пистолет, направить его точно на цель?

Люди говорят: «Мой дом — моя крепость», «Дома и стены помогают», и это не просто банальные истины, это — реальность. Если пространство освоено, в нем чувствуешь себя уверенно. А вот на «чужой территории» всегда поначалу испытываешь некоторый дискомфорт — нужно время для естественной адаптации в незнакомом месте. В бою же лишнего времени нет. Значит, необходимо учиться сознательно активизировать процесс адаптации.

Человек воспринимает окружающее пространство трехмерным. Более того, как правило, стрелок действует в уже достаточно упорядоченной искусственной среде. Действительно, вертикальные и горизонтальные плоскости доминируют в урбанизированном пространстве городов, в типовом жилье и стандартных офисах. Подобный «кубизм» настойчиво подталкивает человека к ориентации с использованием именно прямоугольных координат. В такой обстановке стрелку остается выбрать направление основных координатных осей и, тем самым, завершить структурирование окружающего пространства.

Итак, отвечая на первый вопрос, можно допустить, что, адаптируясь в окружающем пространстве, стрелок прежде всего структурирует его, а уже потом организует на базе внешних объектов, своего рода, прямоугольную систему координат. Теперь положение любого объекта, любое действие определяются легко и естественно: «Осторожно, сзади!», «Противник слева!», «Вперед!», «Отходим!»

После завершения адаптации стрелок должен «привязаться» к структуре пространства. Начинается «привязка» с выбора ориентиров. Чаще всего это элементы пространства, рядом с которыми наиболее вероятно появление противника (дверные и оконные проемы, укрытия). Правильно организованная система ориентиров облегчает контроль над пространством боя, увеличивает скорость реагирования на действия противника, упрощает взаимодействие в составе группы.

Но одно дело — уверенно ориентироваться в пространстве боя, и совершенно другое — использовать эту способность прибесприцельной стрельбе. Здесь недостаточно только воспринимать взаимное расположение объектов, нужно еще наводить оружие точно на силуэт противника. Для этого стрелок должен уметь безошибочно определять направление на цель. Только в этом случае можно считать, что «привязка» к пространству завершена.

Говоря о направлении на цель, следует помнить, что в прямоугольной системе координат цель, как и всякий прочий объект, имеет высоту, длину и ширину. Какой из этих параметров является доминирующим при бесприцельной стрельбе? Для точного наведения пистолета, длина и ширина цели почти бесполезны (за исключением достаточно редких случаев стрельбы вверх или вниз). Этот факт лишний раз подтверждает особую роль высоты цели. Следовательно, при бесприцельной стрельбе практически любую цель можно заменить ее главным структурным элементом — вертикальной осью или совокупностью вертикальных осей.

Но для фиксации положения цели необходима еще и точка отсчета направлений. Очевидно, являясь объектом трехмерного пространства, стрелок будет связывать все направления с самым главным для него ориентиром — продольной осью собственного тела. Именно поэтому при ведении бесприцельной стрельбы эта ось должна занимать вертикальное положение. Считается, что продольная ось тела человека совпадает с линией позвоночника (с точностью до его естественных изгибов). Однако не во всех стрелковых позициях удается сохранить вертикальное положение тела. Пример — стрельба лежа. И тем не менее бесприцельная стрельба из подобных положений возможна. При любой изготовке непременным условием бесприцельного выстрела является вертикальное положение головы стрелка.

Итак, в пространстве боя явно выделяются две важнейшие для нацеливания параллельные линии — вертикальная ось стрелка и вертикальная ось противника. Из геометрии известно, что через две параллельные прямые можно провести только одну плоскость. Плоскость, проходящую через вертикальные оси стрелка и цели, будем называть «плоскостью нацеливания» (рис. 2). Следовательно, направление на цель задается ориентацией в пространстве плоскости нацеливания.

Плоскость нацеливания при стрельбе из пистолета
Рисунок 2. Плоскость нацеливания


Таким образом, ориентация стрелка в пространстве заключается в формировании своего рода системы отсчета, в которой стрелок, его противник и все окружающие его предметы имеют известные координаты положения. Сама же система отсчета должна быть неподвижной. Она как бы распята в пространстве боя, накрепко пригвождена вертикалями внешних ориентиров. Подобный подход к решению проблемы ориентации распространен достаточно широко.

К примеру, минометный огонь жестко привязывается к системе ориентиров на поле боя. Другими словами, формируется та самая система отсчета, в которой миномет и цель связаны между собой не визуально — линией прицеливания, а опосредованно — через внешние объекты. Поэтому при переносе огня миномет не прицеливают, а с необходимой поправкой наводят на ближайший к цели ориентир. В этом случае говорят, что огневая позиция «привязана» к местности.

Теперь, когда механизмы адаптации и ориентации в пространстве более или менее ясны, осталось ответить на последний, третий вопрос: как же все-таки, не глядя на пистолет, указать стволом точно на цель?

Чтобы реально «ощутить» эту проблему, проделайте несколько опытов.

Для начала попробуйте посветить небольшим электрическим фонариком, зажав его зубами. Конечно, держать фонарик таким образом не совсем удобно, но зато можно заметить, что луч безукоризненно точно сопровождает каждый поворот головы.

Центральная нервная система человека позволяет практически безупречно определять направление взора. Это значит, что человек способен почти безошибочно отследить положение цели точным поворотом головы. Следовательно, идеальным было бы размещение пистолета на голове стрелка, наподобие фонаря шахтера. Но, по понятным причинам, это невозможно и нужно искать более подходящий вариант.

Проделайте другой опыт. Возьмите фонарь так, как его держат американские полицейские,- положив на плечо. При таком варианте луч точно отслеживает малейшие изменения положения туловища.

Предположим, стрелок заметил цель и повернул голову в ее сторону. Известно, что любой даже самый незначительный поворот головы мгновенно фиксируется сигналами об изменении суставных углов шейных позвонков и степени ни напряжения шейной мускулатуры. Поэтому стрелку не составляет большого труда и самому развернуться по направлению к цели, которую он видит. Значит, если пистолет жестко закрепить на туловище, то соответствующий маневр стрелка будет сопровождаться наведением ствола точно на цель.

Для бесприцельной стрельбы огромное значение имеет вертикальное положение тела стрелка (как минимум — вертикальное положение головы). Собственная вертикаль является для стрелка главным ориентиром, своего рода началом координат, относительно которого определяются все направления в пространстве боя. При этом направление на цель фиксируется так называемой «плоскостью нацеливания», которая «связывает» собственную вертикаль стрелка и вертикальную ось силуэта противника.

Но все дело в том, что стрелок держит пистолет в руке, а не прикрепленным к туловищу.

Возьмите в руку включенный электрический фонарь. Не правда ли легко навести луч и удержать его на любом предмете? Это аналог стрельбы с использованием лазерного целеуказателя. А теперь попробуйте сначала направить фонарь на цель, и только потом включить его. Как говорится: «Почувствуйте разницу». Практически невозможно безукоризненно точно навести фонарь, не видя светового пятна.

Последний опыт позволяет определить самое слабое место бесприцельной стрельбы. Основную ошибку в нацеливание пистолета вносит рука с множеством своих крупных и мелких подвижных сочленений — суставов. Начиная от плеча и заканчивая многозвенными цепочками пальцев, каждый сустав, обеспечивая руке новые степени свободы, в тоже самое время привносит в движение дополнительную погрешность. Когда движение направлено к точке на собственном теле, возможные ошибки траектории обнаруживаются суставно-мышечным чувством. Если же движение направлено вовне, его траектория нуждается в непрерывном визуальном контроле. А так как положение пистолета при нацеливании зрением не контролируется, погрешности суставов руки накапливаются. В результате — промах.

Выходит, что даже безупречная ориентация стрелковой позиции еще не означает отсутствие ошибки в наведении пистолета. Очевидно, между направлением на цель и ориентацией пистолета должен быть надежный посредник, который возьмет на себя функцию зрения и поможет минимизировать погрешность нацеливания. Таким посредником может быть только мышечно-суставное чувство. Именно проприоцептивная система, о которой уже говорилось ранее, остается единственным источником информации о положении пистолета, если оно не контролируется зрением. Тогда инструментом, посредством которого направление ствола связывается с целью, становится стандартная изготовка.

Необходимость ведения огня из стандартных положений делает бесприцельную стрельбу достаточно сложной для исполнения. Ведь в основе стандартизации изготовки лежит способность стрелка мгновенно формировать конструкцию, безукоризненно точно связывающую плоскость нацеливания и ось канала ствола пистолета. Здесь слишком высока цена любой неточности.

Чаще всего стандартные изготовки строятся на базе уже известных нам стрелковых позиций. Для примера обратимся к спортивной стрельбе, в которой широкое распространение получила весьма характерная изготовка (положение для стрельбы стоя). Стрелок поворачивается к мишени практически боком. При этом рука с оружием сразу же оказывается в плоскости нацеливания. Лучи поражающего веера пересекают вертикальную ось силуэта мишени. Целиться теперь не обязательно. На короткой дистанции промах маловероятен. Это наблюдение позволяет сделать достаточно общий вывод: при бесприцельной стрельбе предпочтение должно отдаваться позициям, которые позволяют совместить поражающий веер пистолета с плоскостью нацеливания (рис. 3). В противном случае результат выстрела будет зависеть еще и от дальности цели (рис. 4).

Стандартная изготовка при стрельбе из пистолета
Рисунок 3. В стандартных стрелковых позициях пистолет размещается в плоскости нацеливания. Наведение оружия осуществляется разворотом и ориентацией на цель всей конструкции «стрелок — пистолет».

Расположение пистолета вне плоскости нацеливания
Рисунок 4. Если пистолет располагается вне плоскости нацеливания, то даже при точной ориентации конструкции «стрелок — пистолет» возможен промах, величина которого зависит от дальности цели.

Таким образом, результативность бесприцельной стрельбы полностью определяется способностью стрелка создавать предельно жесткую, стандартную конструкцию «стрелок — пистолет» и умением точно ориентировать эту конструкцию на цель. Тем самым разрешается самое серьезное противоречие прицельной стрельбы — невозможность мгновенного согласования контуров прицеливания и коррекции. Отказавшись от их «услуг», стрелок целиком полагается на свою способность адаптироваться и ориентироваться в пространстве. Тогда контур нацеливания точно сориентирует стрелковую позицию на цель, а контур стабилизации жестко зафиксирует стандартную изготовку. В работу друг друга они не вмешиваются, и, следовательно, дополнительных дестабилизирующих факторов не возникает.

Знакомясь с основами прицельной стрельбы, мы уже говорили о том, что человеческое тело создано для движения. Нам с большим трудом даются статические напряжения скелетной мускулатуры. Любая фиксированная поза очень скоро превращается в пытку. Но для успешного бесприцельного выстрела от стрелковой позиции требуется именно неподвижность и предельная жесткость. Значит, гибкое, пластичное человеческое тело на время стрельбы должно превратиться в монолит. Выполнить это условие в полном объеме практически невозможно. Остается определить и реализовать тот минимально необходимый набор действий, который сохранит бесприцельную стрельбу как способ, пригодный для ведения огня в ближнем бою.

Рука — наименее жесткое «звено» стрелковой позиции. Именно способ удержания пистолета является «ахиллесовой пятой» любой изготовки. Поэтому чаще всего при ведении бесприцельной стрельбы пистолет держат двумя руками. Двойной хват позволяет достаточно жестко зафиксировать суставы вооруженной руки.

При самом простом варианте хвата обе руки, удерживая пистолет, выпрямляются вперед до полного «выключения» локтевых суставов. Вся конструкция фиксируется встречными усилиями рук. Вооруженная рука как бы толкает пистолет в сторону цели, другая рука удерживает первую равным по величине и противоположным по направлению усилием. Образуется жесткая конструкция, которую специалисты часто называют «рамка» (рис. 5). Сама рамка фиксируется на требуемом уровне грудными и плечевыми мышцами. Эта позиция является фронтальной и не очень мобильной. Держать руки в таком положении неудобно, особенно во время перемещений. Тем не менее, именно эта позиция позволяет достигать предельно возможной жесткости всей стрелковой конструкции. К тому же она достаточно легко стандартизируется.

Самый распространенный вариант двойного хвата пистолета при бесприцельной стрельбе
Рисунок 5. Самый распространенный вариант двойного хвата. Пистолет располагается в плоскости нацеливания. Локти обеих рук «отключены». Фиксация стрелковой рамки обеспечивается согласованным напряжением грудных мышц и мускулатуры плечевого пояса. Изготовка хорошо стандартизируется. Мобильность позиции невысокая. Продолжительное пребывание в готовности к выстрелу затруднено — быстро нарастает усталость мускулатуры плечевого пояса.

Чуть более мобильной является позиция, при которой полностью выпрямлена только рука, удерживающая пистолет. В этом случае вооруженная рука становится продолжением пистолета, своего рода «прикладом». Другая рука до предела вжимает «руку — приклад» в плечо. Позиция становится полуфронтальной. В таком варианте изготовки положительным является незначительное напряжение руки, удерживающей пистолет. Фактически усилия мышц плеча и предплечья вооруженной руки нужны лишь для фиксации локтевого сустава, но не для противодействия другой руке. Упор в этом случае обеспечивается естественным ограничением свободного хода плеча назад. Эта позиция позволяет расслаблять мышцы, периодически опуская руки, и, при необходимости, успешно стрелять навскидку, так как «приклад» пистолета всегда остается у плеча (рис. 6). Стандартизировать эту позицию несколько сложнее, чем первую, так как «свободный» локоть поддерживающей руки не гарантирует однообразия угловой ориентации пистолета.

Вариант использования конструкции «рука — приклад» при стрельбе из пистолета
Рисунок 6. Вариант использования конструкции «рука — приклад». Характерно «отключение» локтевого сустава и полный выбор свободного хода в плече ведущей руки. Наведение и фиксация пистолета осуществляются свободной рукой. Функции ведущей руки ограничены нажатием на спусковой крючок. Точку контакта рук стрелок выбирает исходя из личных предпочтений и может смещать ее от кисти до локтя ведущей руки. Стандартизация позиции затруднена. Мобильность — достаточная.

К недостаткам первых двух позиций можно отнести их ограниченные возможности в борьбе с отдачей. На самом деле, «отключение» локтевого сустава вооруженной руки позволяет реализовать только стрелковую «гирю». Правда, можно попытаться дополнить «гирю» «тисками», но сделать это непросто из-за жесткой фиксации рамки. В таких условиях импульс отдачи способен несколько снизить точность бесприцельной стрельбы при ведении серийного огня.

Дело в том, что в условиях отсутствия зрительного контроля за положением пистолета приходится целиком полагаться на работу контура нацеливания. Однако мощное ударное воздействие отдачи, передающееся через жесткую рамку на тело бойца, сбивает основную настройку изготовки — ориентацию стрелковой позиции на цель. Попытка бойца уточнить положение пистолета сразу после выстрела скорее всего будет неудачной. Парадокс ситуации заключается в том, что первоначальная наводка оружия является самой точной. Любые поправки в нацеливании после окончания формирования конструкции «стрелок — пистолет» только сбивают прицел. Это легко проверить, если попытаться после первого успешного выстрела по мишени, не меняя позиции и не целясь, перевести огонь в другую область той же самой мишени (например, первый выстрел в голову, второй — в правое плечо). Не каждый стрелок выполнит такое упражнение без предварительной подготовки.

Из сказанного вовсе не следует, что первые две позиции непригодны для серийной стрельбы. Нужно лишь при каждом выстреле осуществлять нацеливание заново. Для этого нет необходимости всякий раз ломать имеющуюся и возводить новую стрелковую конструкцию. Достаточно изменить внутренне восприятие выстрела, личное отношение к изготовке и каждый раз стрелять так, как будто поражается новая цель. В этом случае контур нацеливания будет задействован полноценно.

Третья позиция, получившая широкое распространение благодаря стрельбе по системе «флеш», также позволяет придать всей стрелковой конструкции необходимую жесткость. Это стрельба с двух рук, но без «отключения» локтевых суставов (рис. 7). Здесь жесткость достигается, как и в первом случае, встречным усилием рук — созданием рамки. Характерной особенностью такой стрелковой позиции является возможность фиксировать рамку на различных уровнях, начиная от бедра и заканчивая линией глаз (рис. 8-10). С одной стороны, это значительно расширяет диапазон использования позиции, с другой — значительно повышает требования к стандартизации каждого положения. Другими словами, каждый используемый уровень фиксации рамки с пистолетом порождает новую изготовку, которую придется осваивать отдельно. Поэтому для ведения бесприцельной стрельбы необходимо выбрать какое-либо одно положение рамки, но отработать изготовку до автоматизма. Традиционное положение рамки при стрельбе по системе «флэш» — пистолет на уровне глаз — предназначено для прицеливания. При ведении бесприцельной стрельбы в этом нет необходимости. Можно порекомендовать не поднимать пистолет выше собственного солнечного сплетения. В этом случае, даже при некотором вертикальном разбросе пуль, выстрел поразит противника в живот или грудь. Такой, с позволения сказать, «промах» не уменьшит останавливающего эффекта выстрела. Кроме того, прижав руки к телу, как бы оперевшись на него локтями, стрелок может существенно усилить всю конструкцию (рис. 11). Такая рамка представляет собой треугольник, который уже сам по себе обладает необходимой жесткостью и поэтому не нуждается во встречных усилиях рук. Можно сказать, что это положение рук является самым комфортным для мускулатуры верхнего плечевого пояса, и, следовательно, наиболее приспособленным для длительного нахождения в состоянии постоянной готовности к огневому контакту. Кроме того, опора рамки на туловище существенно упрощает стандартизацию изготовки. Другим преимуществом рамки из согнутых в локтях рук является возможность использовать для борьбы с отдачей не только «гирю» или «тиски», но и стрелковую «пушку». Это позволяет сохранять практически неизменным направление оси канала ствола пистолета при серийной стрельбе.

Вариант изготовки по системе «флэш»
Рисунок 7. Вариант изготовки, получивший распространение в прицельной стрельбе по системе «флэш». Положение тела — естественное. Пистолет достаточно жестко зафиксирован в плоскости нацеливания. При этом позиция не теряет мобильность. В наибольшей степени подходит для ведения бесприцельной стрельбы. Однако согнутые в локтях руки заметно затрудняют стандартизацию изготовки.

Базовая изготовка для бесприцельной стрельбы из пистолета
Рисунок 8. Базовая изготовка для бесприцельной стрельбы. Пистолет расположен низко. Локти обеих рук плотно прижаты к туловищу — стрелковая рамка получает дополнительную опору. Позиция хорошо стандартизируется.

Вариант изготовки для бесприцельной стрельбы из пистолета. Среднее расположение пистолета
Рисунок 9. Вариант изготовки для бесприцельной стрельбы. Среднее расположение пистолета. Стрелковая рамка фиксируется мускулатурой плечевого пояса.

Вариант изготовки для бесприцельной стрельбы из пистолета. Пистолет расположен высоко
Рисунок 10. Вариант изготовки для бесприцельной стрельбы. Пистолет расположен высоко. Необходимая жесткость стрелковой конструкции обеспечивается согласованной работой мускулатуры плечевого пояса. Стандартизация изготовки затруднена.

Вариант изготовки для бесприцельной стрельбы из пистолета. Нижнее положение стрелковой рамки
Рисунок 11. Вариант изготовки, рекомендуемый для обучения бесприцельной стрельбе. Нижнее положение стрелковой рамки. Двойной хват и прижатые к туловищу локти обеспечивают максимальную жесткость конструкции «стрелок — пистолет». Оружие размещено в основной плоскости симметрии тела стрелка. Ориентируясь, человек привычно разворачивается так, что интересующий его объект оказывается именно в этой плоскости.

Теперь обобщим те матералы, которые были изложены ранее на этом блоге.

Мы подробно рассмотрели два наиболее известных и широко используемых способа стрельбы, которые были условно названы «прицельная стрельба» и «бесприцельная стрельба». Для разработки методики подготовки стрелков необходимо выяснить их отличия и общие черты.

По ходу изложения материала мы упоминали о разных физиологических механизмах, лежащих в основе прицеливания и нацеливания. Тогда работа центральной нервной системы сравнивалась с функционированием контуров в системах автоматического управления. Продолжая эту аналогию, можно утверждать, что контур прицеливания «замкнут» по зрению, а контур нацеливания — «разомкнут».

Процесс формирования и удержания линии прицеливания без участия зрения реализовать нельзя. Стрелок именно визуально контролирует относительное положение целика, мушки и точки прицеливания. Малейшее отклонение мгновенно фиксируется зрением. Информация об этом поступает в головной мозг. Там вырабатываются управляющие сигналы, необходимые скелетной мускулатуре для ликвидации погрешности в прицеливании. Тысячи мышечных волокон согласованно включаются в работу, а изменение первоначального отклонения снова фиксируется зрением. Контур замкнулся.

При бесприцельной стрельбе зрительный информационный канал контроля за положением пистолета отсутствует. Контур наведения оружия на цель оказывается «разомкнутым по зрению». Стреляя бесприцельно, визуально оценить, а при необходимости, и устранить ошибку наведения пистолета нельзя. Приходится включать в работу новый физиологический механизм — способность человека адаптироваться и ориентироваться в пространстве.

Для того, чтобы прочувствовать разницу в работе замкнутой и разомкнутой по зрению систем, ощутить пропасть, лежащую между ними, проделайте следующий опыт. Поставьте на вытянутый указательный палец гимнастическую палку и попытайтесь удержать ее в вертикальном положении. Несмотря на явную неустойчивость конструкции, вы наверняка справитесь с этой задачей. А теперь закройте глаза и попробуйте еще раз. Результат очевиден. Ничего не выйдет! Именно зрение позволяет своевременно обнаружить отклонение от вертикали — падение палки. Получив эту информацию, центральная нервная система мгновенно вырабатывает и реализует сигналы коррекции. Только благодаря этому становится возможным сохранять равновесие столь шаткой конструкции (рис. 12,13).

Роль зрения для тонких, точно выверенных движений
Рисунок 12. Этот простой опыт убедительно демонстрирует роль зрения для тонких, точно выверенных движений. Таким нехитрым способом каждый человек без труда удержит палку в положении равновесия, глядя на нее. Но стоит закрыть глаза...

Зрительный контроль над движениями
Рисунок 13. ...и уже ничто не удержит палку от падения. Следует признать: мы настолько привыкли действовать под жестким зрительным контролем, что уже не обращаем внимания на этот факт.

Можно ли, не глядя на палку, удержать ее в вертикальном, а при необходимости, и любом другом положении? Безусловно. Нужно лишь прекратить балансировать и крепко ухватиться за палку рукой, а лучше двумя. Но тут неизбежно возникает другая проблема — как, не глядя, придать ей требуемую ориентацию?

Встав перед зеркалом, возьмите палку двумя руками. Закройте глаза и расположите ее перед собой вертикально или горизонтально. Теперь откройте глаза. Ну что, не получилось? Придется сделать еще несколько попыток, прежде чем результат удовлетворит вас (рис. 14, 15).

Прицельная и бесприцельная стрельба имеют коренные, принципиальные различия
Рисунок 14. Следующий опыт убедительно доказывает, что прицельная и бесприцельная стрельба имеют коренные, принципиальные различия. Легко придать палке вертикальное или горизонтальное положение, визуально контролируя и корректируя свои действия. Однако первые попытки повторить опыт с закрытыми глазами наверняка не будут столь же успешными.

Подготовка для бесприцельной стрельбы из пистолета
Рисунок 15. Лишь после более или менее продолжительной тренировки результаты станут стабильно удовлетворительными.

Проделанные опыты убедили нас в том, что прицельная и бесприцельная стрельба строятся на различных физиологических механизмах. Следовательно, кропотливо оттачивая технику прицельного выстрела, можно добиться высоких результатов только в прицельной стрельбе. Способность стрелять бесприцельно не появится сама по себе. Ни у кого же не вызывает сомнения то, что, осваивая технику владения ножом, невозможно как бы между прочим научиться еще и метать его. Важно понимать — бесприцельная стрельба так же отличается от прицельной, как метание ножа от его традиционного использования.

Из сказанного следует, что к бесприцельной стрельбе необходимо относиться как к самостоятельному виду деятельности, почти не связанному со стрельбой прицельной. Бесприцельная стрельба предъявляет к стрелку особые требования. Поэтому и методика освоения этого вида стрельбы принципиально отличается от традиционной. Главное при обучении бесприцельной стрельбе — развивать у бойца способность выполнять нацеливание, не глядя на пистолет. За этой способностью стоит целый комплекс специфических свойств и качеств.

Однако, несмотря на коренные отличия, прицельная и бесприцельная стрельба имеют одну общую черту. И в том, и в другом случаях стационарность изготовки — обязательное условие успешного выстрела. Прицеливание и нацеливание непременно должны завершиться паузой. Стрелок перед выстрелом вынужден замереть. Движение — враг прицельного и бесприцельного выстрела. Стрелок неустанно борется со всеми движениями, сбивающими наводку пистолета (подвижность цели, нестабильность опоры, перемещение бойца, отдача пистолета). Неподвижность стрелковой позиции достигается сбалансированным статическим напряжением скелетной мускулатуры. Поэтому прицельная и бесприцельная стрельба являются стрельбой одного и того же типа — статической стрельбы.

Подведем итог. Условия ближнего боя нередко вынуждают стрелка вести огонь с максимальной скоростью. Выстрел может стать почти мгновенным, если стрелять бесприцельно. Но скоростная бесприцельная стрельба основывается на совершенно иных биологических механизмах, нежели стрельба традиционная — прицельная. Без умения «привязаться» выстрелить не целясь невозможно. Однако способность «привязаться» к пространству боя базируется на механизмах адаптации и ориентации. А эти механизмы не могут быть сформированы традиционными тренировками. Поэтому даже хороший стрелок будет вынужден начинать освоение бесприцельной стрельбы практически с нуля. Опыт прицельной стрельбы здесь почти бесполезен.

Технология освоения бесприцельной стрельбы хорошо известна. В ее основу положен принцип «пристрелки» стандартных изготовок. Начинать следуете одной или нескольких типовых позиций, обеспечивающих необходимую стабильность конструкции «стрелок — пистолет». Каждая выбранная позиция «пристреливается» отдельно от других. Боец должен сформировать устойчивый навык единообразного принятия и точной ориентации на цель каждой из осваиваемых позиций. Добиваться этого нужно в ходе регулярных тренировок — изготовка, выстрел, оценка промаха, внесение необходимой поправки. Однако активизировать механизмы адаптации и ориентации в пространстве можно и вне тира или стрелкового полигона. Для этого нужно обращать внимание на предметы и элементы окружающего вас пространства. Мысленно выстраивайте на их основе систему ориентиров. Отмечайте места вероятного появления и возможного отхода гипотетического противника. Используйте в таких занятиях электрический фонарик или лазерную указку.

Комментариев нет:

Отправить комментарий