Поиск по этому блогу

воскресенье, 12 июня 2016 г.

Одним выстрелом

Подготовка к стрельбе из пистолетаПистолеты появились в XVI веке, почти через 200 лет после создания самых первых образцов ручного огнестрельного оружия — бомбарделлы и ручницы (рис. 1). Однако началом подлинно триумфального распространения пистолетов считается середина ХIХ века. Изобретение капсюля, а затем и унитарного патрона с металлической гильзой сделало пистолет действительноэффективным оружием ближнего боя.

Бомбарделла и ручница
Рис. 1. Бомбарделла и ручница

Принятый на вооружение армией и полицией, непременный атрибут путешественников, торговцев и авантюристов, пистолет на долгое время занял ведущее место среди самых популярных образцов индивидуального стрелкового оружия.



И хотя с появлением в середине XX века пистолетов-пулеметов и автоматов конкуренция между различными видами оружия ближнего боя заметно обострилась, нельзя не признать, что именно пистолет за полтора века своего победоносного шествия почти полностью вытеснил из арсенала бойца холодное оружие.

В чем причина такого успеха? Какие качества пистолета позволяют говорить о нем как об одном из совершеннейших образцов оружия?

Прежде всего, пистолетный выстрел обладает значительной останавливающей силой. Даже легкое огнестрельное ранение способно вывести неприятеля из строя, лишив его возможности вести ответный огонь и маневрировать. И только совсем недавно появились по-настоящему эффективные средства индивидуальной защиты от огня стрелкового оружия.

Из пистолета можно с успехом поражать цели, стреляя как в упор, так и на значительное расстояние (до 1000 метров). Причем убойная сила выстрела не зависит от усилий стрелка, а определяется исключительно баллистическими характеристиками оружия. Кроме того, высокая скорострельность современных пистолетов делает реальным бой с несколькими противниками.

Пистолет прост в обращении, неприхотлив, надежен и удобен, допускает скрытое ношение, позволяет мгновенно изготовиться и точно выстрелить. И как любое совершенное творение, пистолет радует своих поклонников гармонией форм, изысканностью линий и лаконизмом деталей. Вот он лежит в руке — какая скрытая мощь, мистическая сила, спокойная выразительная красота! Идеальное оружие ближнего боя, незаменимый помощник и верный друг (рис. 2, 2 а, 3, За).

Револьвер Кольта «Вайпер»
Рис. 2. Револьвер Кольта «Вайпер» 

Револьвер «Наган»
Рис. 2а. Револьвер «Наган»

 Автоматический пистолет «Смит-и-Вессон», модель 4006
Рис. 3Автоматический пистолет «Смит-и-Вессон», модель 4006 

Автоматический пистолет «Вальтер», модель П-38
Рис. 3а. Автоматический пистолет «Вальтер», модель П-38


Широкое использование пистолета не могло не сказаться на характере ведения ближнего боя.

Давайте обратимся мысленным взором в глубину веков и на минуту представим... Сеча. Воин в самой гуще битвы. Вокруг бурлит людское море. Лязг оружия, крики, стоны, перекошенные лица... Но воин не слышит и не видит этого. Все, что дальше острия его меча, наконечника его копья, все потеряло для него какую-либо ценность. В это мгновение вся вражеская рать воплотилась для воина в одном-единственном, стоящем передним противнике. Погибнуть или победить! Здесь и сейчас! Только это главное.

Пространство рукопашной схватки невелико. Атакуя или защищаясь, пеший ратник передвигается скупо и лаконично: отразил выпад, нанес ответный удар, переступил через тело поверженного врага. Таких поединков было уже много и этот, если повезет, не будет последним. Сражение как совокупность отдельных боевых эпизодов — вот основа личного восприятия битвы эпохи холодного оружия. Только когда враг уничтожен или обращен в бегство, воин увидит результаты и последствия завершившегося побоища.

Современный ближний бой выглядит иначе. Огнестрельное оружие разрушило плотные боевые порядки, увеличило дистанцию между противниками. Рукопашные схватки теперь — исключение. Поражаемое отдельным стрелком пространство неизмеримо выросло.

Ближний бой перестал быть поединком, схваткой один на один. Бойцы сражаются группой, согласуя и взаимоувязывая свои действия. Они стремительно перемещаются, активно используют укрытия, организуют систему огня (неприятель может неожиданно появиться в тылу, внезапно открыть фланговый огонь). Ближний бой перестал быть одномерным: огнестрельное оружие круто замешало пространство с движением и временем. А это, в свою очередь, кардинально изменило требования к боевым качествам каждого воина.

Если раньше тактическое мышление было нужно лишь полководцу, то теперь любой солдат может оказаться в роли полностью самостоятельной, автономной боевой единицы. И тогда на первый план выходит способность адекватно воспринимать пространство боя, ощущать динамику и ритм схватки, тонко чувствовать ход времени. Теперь, когда единая картина боя складывается из рассыпанной мозаики пространства, времени и движения, отсутствие цельного восприятия обстановки, неспособность точной оценки ситуации и неумение принять единственно верное решение — равносильны поражению.

Но даже идеальные решения не приведут к безусловной победе, если не суметь их реализовать. А основным инструментом реализации тактических замыслов является оружие.

Где же критерий совершенства владения личным оружием? Как оценить уровень подготовки стрелка? Ответ очевиден: только по конечному результату. На первый взгляд тут все ясно: уничтожил врага и остался жив — это и есть почерк настоящего специалиста. Однако не стоит забывать, что один и тот же результат может быть достигнут разными средствами.

В настоящее время сложилась тенденция решения задач ближнего боя за счет увеличения интенсивности огня. Использование пистолетов-пулеметов, серийная стрельба из пистолета — основные средства этого пути. Стереотип супергероя, увешанного оружием с неистощимым боезапасом, накрепко вбит в наше сознание. Словосочетание «ближний бой» неизменно порождает одну и ту же картину: грохот вибрирующих стволов, вихри пламени, фонтаны пуль и трупы, трупы, трупы...

Это, бесспорно, впечатляет. Но закрадывается червь сомнения. Зачем так много огня? Разве для поражения одного врага недостаточно единственного точного выстрела? Нужно ли использовать установку залпового огня для уничтожения одиночной цели? Конечно, снайпера необходимо долго и кропотливо готовить, а для стрельбы «из пушки по воробьям» особого мастерства не требуется. Как правило, именно отсутствие подлинного воинского мастерства вынуждает использовать чрезмерно разрушительное оружие. Избыточность вводится там, где не хватает качества.

В идеале неприятель должен быть уничтожен одним выстрелом. Но единственный выстрел может быть первым или последним. Нетрудно, например, представить ситуацию, когда в обойме остался всего один патрон.

Роль первого выстрела также трудно переоценить. Но будем реалистами — уничтожить врага одним выстрелом удается далеко не всегда. Поэтому, как и первый удар в драке, первый выстрел должен как минимум ошеломить, дезориентировать противника, подавить его волю. Важно хоть на мгновение разрушить систему огня противника и не дать ему произвести результативный ответный выстрел. Для достижения этой цели, как правило, достаточно легкого ранения или даже попадания в бронежилет. Тогда пауза в действиях неприятеля позволит стрелку расчетливо завершить решение главной задачи (уничтожение врага, прорыв сквозь его боевые порядки).

И тем не менее относиться к каждому выстрелу нужно как к единственно возможному. «Одним выстрелом» — вот истинно мастерская концепция применения пистолета, идеал, к которому следует стремиться.

Но достичь необходимого мастерства не так просто.

Это становится очевидным, если попытаться сформулировать требования к единственному выстрелу с учетом всех реалий ближнего боя.

Нет сомнений в том, что такой выстрел должен быть точным. И если точность выстрела в условиях тира или стрелкового полигона — категория вполне определенная, то точность ведения огня в условиях ближнего боя нуждается в обсуждении.

Прежде всего следует заметить, что любое противоборство, а уж тем более ближний бой, сопровождаются значительными психологическими перегрузками. Известно, что не каждый человек способен действовать в стрессовой ситуации так же точно и расчетливо, как в комфортных условиях. Но даже если не принимать во внимание проблему готовности к действиям в опасной для жизни обстановке, условия ближнего боя и без того характеризуются предельной жесткостью всех прочих параметров.

Начнем с того, что пространство боя, как правило, имеет чрезвычайно сложную структуру. На самом деле при стрельбе в тире пространственная составляющая точного выстрела сводится к тривиальной задаче «доставки пули из точки А в точку Б». Взаимное положение этих точек хорошо известно спортсмену, да и все прочие атрибуты пространства знакомы и привычны (форма и объем тира, освещение, положение мишени и рубежа ведения огня...). Кроме того, между стрелком и целью отсутствуют какие-либо препятствия. Словом, спортсмен стреляет в условиях полнейшей пространственной определенности.

Другое дело — бой. Ни положение противника, ни собственная позиция заранее не известны. Да и само пространство боя чаще всего не знакомо. А любое незнакомое пространство — потенциально опасно (простреливаемые участки, мертвые зоны, мины, ловушки). Очевидно, стрелку придется серьезно потрудиться для адаптации в такой обстановке.

Далее. Условия спортивной стрельбы характеризуются примитивной и очевидной динамикой, а чаще вообще отсутствием таковой. Мишени либо неподвижны, либо перемещаются заранее известным образом. А вот динамический рисунок ближнего боя стремительно меняется. И не только из-за целенаправленных действий противоборствующих сторон, но в значительной мере под влиянием непредвиденных обстоятельств.

Более того, динамика ближнего боя, в свою очередь, активно влияет на пространство, трансформирует его. Перемещения противников непрерывно меняют пространственные характеристики огневого контакта. Меняется дистанция, возникают и исчезают перепады высот, линия боевого соприкосновения изгибается, рвется, неожиданно уходит или стремительно приближается.

Столь сложная динамика боя предельно ужесточает его временные параметры. Мелькание цели, стремительные броски, внезапные остановки неприятеля — все это сжимает, уплотняет и без того «короткие» секунды огневого контакта, превращает их в редкие мгновения, подходящие для точного выстрела.

Такое взаимопроникающее влияние пространства, движения и времени приводит к практически полной информационной неопределенности и не позволяет рассчитать что-либо с достаточной степенью достоверности. Голый рационализм, стремление во что бы то ни стало реализовать в ближнем бою некий сценарий представляются нам недопустимыми и, нередко, губительными.

Нужно ли доказывать, что в таких предельно жестких условиях результативность каждого выстрела — дорогого стоит? Теперь становится действительно понятно, что такое единственный выстрел. Это выстрел в ограниченном, незнакомом, опасном пространстве. Это выстрел в движении и по движущейся цели. Это внезапный и мгновенный выстрел. И тем не менее — это точный, результативный выстрел.

Техника ведения огня в ближнем бою весьма разнообразна. Известны по крайней мере два основных способа — прицельная и бесприцельная стрельба, а так же множество их разновидностей. Некоторые виды стрельбы используют большинство рядовых бойцов, отдельные варианты предпочитают профессионалы, но есть способы, которыми владеют только настоящие мастера. А там, где существует множество вариантов, возникает проблема выбора. Разрешить ее практически невозможно, если не разобраться в особенностях различных видов стрельбы, в их сильных и слабых сторонах, если не познать саму «анатомию» стрельбы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий